Максим Рысанов: «Идея фестиваля — альт и друзья!»

10.09.2009 в 22:29

Имя молодого альтиста Максима Рысанова, обладателя престижной премии 2008-го «Classic FM Gramophone Young Artist of the Year», лауреата международных конкурсов, среди которых Конкурс «СIEM» в Женеве и Конкурс имени Тертиса в Великобритании, с ходу узнаваемо российскими слушателями по фестивалям «Крещендо» и «Возвращение».

Его блестящая карьера началась в годы учебы в школе-десятилетке при Московской консерватории, когда семнадцатилетний артист одержал победу на конкурсе в Риме, будучи самым молодым его участником. Максим окончил и «Guildhall School of Music and Drama» в Лондоне (по классу альта профессора Дж.Гликмана и классу дирижирования профессора А.Хeйзелдайна). Сегодня его гастрольный график необыкновенно плотен — до ста концертов в год. Это сольные и камерные программы и выступления с ведущими оркестрами на самых знаменитых сценах мира.

Среди его партнеров выдающиеся музыканты нашего времени — Владимир Ашкенази, Максим Венгеров, Миша Майский, Гидон Кремер, Лев Маркиз, Жанин Янсен, Виктория Муллова и многие другие. Важная часть репертуара Рысанова — современная музыка. Он — первый исполнитель произведений Добринки Табаковой, Артема Васильева и Елены Лангер, он тесно сотрудничает с композитором Гией Канчели, а в планах — премьера Концерта для альта Валентина Бибика.

В открывшемся музыкальном сезоне Максим Рысанов представляет свой фестивальный абонемент в Московской филармонии под названием «Maxima-Fest», концерты пройдут на сцене Малого зала Московской консерватории, в которых примут участие Евгений Румянцев, Кристина Блаумане, Борис Бровцын, Анастасия Волчок, Юлия Дейнека, Яков Кацнельсон, Алексей Огринчук, Александр Ситковецкий.

— Представьте, пожалуйста, свой фестиваль. Как возникла идея его проведения?

— В прошлом сезоне с представителями Московской филармонии обсуждался вопрос о моем мини-фестивале, состоящем из двух концертов. Идея переросла в персональный абонемент, но при этом замысел фестиваля как музыкального праздника остался. Так получился абонемент-фестиваль из трех концертов, разбросанных по сезону. В названии «Maxima-Fest» нет никакой загадки, шифра. Очевидно, что это — фестиваль Максима.

— Чем ваш фестиваль будет отличаться от многочисленных иных, которым сегодня несть числа? Как формировали репертуар?

— Основную идею можно сформулировать так: «Альт и друзья». Один из трех концертов отдан сольной программе. На два других приглашаю коллег и друзей для камерного музицирования. Составлялись программы по двум принципам. Во-первых, выбирались произведения, в которых альту отведена лидирующая роль — такие, как, например, Кларнетовый Квинтет Брамса, где я буду исполнять сольную партию Кларнета, в переложении для альта самого Брамса, Бранденбургский концерт Баха № 6, в котором солируют два альта. В следующем сезоне в планах Октет Энеску, где в первой части партия альта очень важна. Второй принцип — любовь к музыке. Существует мощная армия шедевров, написанных за огромную, многовековую историю, многие из которых в Москве играются не так часто.

— Российские фестивали сейчас переживают непростые времена — финансовый кризис вносит свои поправки. Вы же открываете новый. Как решаете финансовые проблемы?

— С трудом.

— Вы родились на Украине, учились в Москве и Лондоне, где и живете. Посланцем какой страны себя ощущаете?

— Очень трудный вопрос. Пожалуй, на данный момент я не причисляю себя ни к какой стране. Мой дом — это сцена, самолет и гостиничный номер.

— В каком из мировых залов вам легче играется и почему?

— Такого зала, где бы игралось легче, чем в других, — нет. И это абсолютно не зависит от того, где он находится. Проще назвать те залы, где играть труднее, которые вызывают большее волнение. Среди них — Большой и Малый залы консерватории. На их сценах ощущаешь невероятную ответственность перед родной московской публикой — здесь я рос, учился и всегда очень волнуюсь перед концертами в российской столице.

— Не поэтому ли фестиваль решили проводить в Москве?

— Да, я очень люблю и сам город, и его публику.

— Какую роль занимает в вашем репертуаре современная музыка? Ведь сейчас большинство музыкантов делают себе имена на трактовке классики.

— Я играю много современной музыки и считаю себя одним из ее пропагандистов. Хотя, конечно, не играю все подряд. Только те сочинения, которые мне близки, интересны и вызывают во мне эмоции.

— Легко ли вам сходить с пути академического искусства на тропы авангардных поисков?

— Для меня музыка — единое целое. Поиски нового не только не мешают, а, напротив, помогают в исполнении традиционного классического репертуара. Стараюсь исполнять современную музыку как классику. А музыку барочной и классической эпох — как только что законченное, свежее произведение, что дает мне ощущение свободы.

— Как в мире слушают русскую музыку? Есть ли интерес к ее нынешнему дню?

— Слушают с восторгом, и интерес, безусловно, велик.

— Альтист, дирижер, теперь и импресарио — это взаимосвязанные направления деятельности или некая «всеядность» вашего характера?

— Импресарио я себя назвать не могу, потому что это совершенно отдельная профессия, которая сейчас, к сожалению, зачастую не имеет никакого отношения к искусству. Но если все-таки использовать это определение по отношению ко мне — то только в переносном смысле. Мне доставляет удовольствие собирать музыкантов со всего мира для совместного музицирования. И если в этом сезоне все пройдет хорошо, то буду счастлив быть ответственным за приезд в Москву таких известных музыкантов, как кларнетист Мартин Фрост, скрипачка Жанин Янсен, певица Элис Куут, виолончелист Торлеиф Тедиен. В этой роли «Maxima-Fest» — мой дебют.

— На каком инструменте вы играете?

— Джузеппе Гваданини, 1780 года, который имеет название «El Soldato».

— Какие проблемы вас как музыканта волнуют?

— Волнуют и даже раздражают две вещи: непрофессионализм и бизнес.

— В начале октября мир отмечает День музыки. Для вас это праздник?

— Честно говоря, я даже не знал, что такой праздник существует.

— Долгое время среди музыкальных инструментов альт занимал скромное место, сегодня он вышел на сольный концертный путь. Есть ли в этом преображении персональные заслуги конкретных музыкантов?

— Безусловно, заслуги сольного альта относятся к творчеству нескольких музыкантов. Это — Уильям Примроуз, Лайонел Тертис, Пауль Хиндемит, Вадим Борисовский, Федор Дружинин и, конечно, Юрий Башмет .

— Сложилось ли в мире слушательское сообщество ценителей альтовой музыки?

— В основном слушатели ходят на концерты определенного исполнителя или определенного репертуара. Возможно, и есть какие-нибудь фан-клубы альтовой музыки, но мне они неизвестны.

— Два ваших диска, выпущенных фирмами «Onyx» и «Avie», были названы «Выбором редактора журнала «Gramophone». Какие записи у вас в планах?

— Весной 2010 года выйдет диск Сюит Баха на скандинавском лейбле BIS. Осенью того же года фирмой «Onyx» планируется выпуск второго диска сочинений Брамса. В этот альбом войдут его кларнетовый квинтет и песни. Также в 2011 году планируется альбом с «Вариациями на тему Рококо» Петра Ильича Чайковского и сочинениями Шуберта и Бруха со Шведским Камерным оркестром (BIS).

Евгения Францева

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

интервью

Раздел

классическая музыка

Персоналии

Максим Рысанов

просмотры: 551