Как Дульсинея благословила Китри и Базиля

В ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля начался Международный фестиваль классического балета имени Рудольфа Нуриева. Один из самых представительных балетных форумов страны проходит в столице Татарстана в двадцать восьмой раз.

От Казани до Лондона

Афиша Нуриевского фестиваля этого года угодит даже самым требовательным балетоманам. Старая добрая классика? Пожалуйста! В программе «Жизель», «Лебединое озеро», «Баядерка» и «Дон Кихот». Современный балет? Он представлен авторским спектаклем Георгия Ковтуна «Золотая орда» и фантазиями на темы Карла Орфа «Сarmina Burana» Александра Полубенцева.

Кроме этого, в числе гостей фестиваля балетная труппа Национального театра республики Беларусь с вечером одноактных балетов.

Венчает всё это два традиционных гала-концерта, где будет возможность познакомиться с самыми разными направлениями — от классики до модерна.

Все правильно, Нуриев в хорошем смысле был «всеяден» — любил классику, но не чуждался эксперимента.

Приглашённые на фестиваль артисты так же впечатляют. Это солисты балета Мариинского и Большого театров, Ковент-Гардена, Дортмунд-балета, Михайловского театра, Национального балета Берлина и многих других. Естественно, увидит публика и солистов балета казанского театра.

Фестиваль классического балета в Казани, бывший в первые годы безымянным, получил своё название в мае 1992 года, когда Казань по приглашению директора ТГАТ оперы и балета им. М. Джалиля Рауфаля Мухаметзянова посетил Рудольф Нуриев. В это время артист уже не танцевал, и тогда на балетном фестивале он встал за дирижёрский пульт. Нуриев дирижировал балетом «Щелкунчик», а партию Маши в том памятном спектакле исполнила Надежда Павлова.

После окончания спектакля, убедившись, что уровень фестиваля высок, Нуриев благосклонно разрешил присвоить фестивалю его имя.

У него даже возникло желание поработать с труппой в Казани, где он решил поставить «Баядерку». В этот период ему почему-то был особенно интересен этот балет.

В октябре 1992 года Рудольф Нуриев осуществил постановку «Баядерки» на сцене «Гранд-Опера». Постановке в Казани не удалось случиться — 6 января 1993 года «летающего татарина» не стало. Но словно в память о его желании сделать постановку в Казани, на родине матери, «Баядерка» все эти годы есть в репертуаре казанской балетной труппы.

Новый старый рыцарь

Открывать фестиваль этого года было решено премьерой «Дон Кихота» Людвига Минкуса. Тоже привет от Нуриева — Базиль был одной из его коронных партий, в которой он блистал с любимой партнёршей Нинель Кургапкиной, носивший в те времена титул «лучшей Китри СССР».

«Дон Кихот» в хореографии Мариуса Петипа и Александра Горского в Казани идёт постоянно, появившись на афише в 1994 году. На этот раз новый вариант было доверено ставить Владимиру Яковлеву, художественному руководителю казанской балетной труппы.

По его словам, его задачей было придать большую стройность драматургическому развитию, сделать образ Дон Кихота более выпуклым.

Не меняя классической хореографии, Яковлев сумел приблизить рыцаря печального образа к литературному первоисточнику — роману Сервантеса.

Хотя либретто балета при этом не пострадало — акцент так же сделан на перипетиях любовной истории Китри и Базиля.

При этом в спектакле появилась прекрасная дама идальго — Дульсинения, углубилась линия Эспады и уличной танцовщицы, в постановку добавилась драматическая цыганская свадьба, когда цыганка не хочет выходить за нелюбимого. Одним словом, драматургический контекст балета стал более насыщенным.

Оформление нового спектакля выполнил замечательный художник Виктор Герасименко, предложивший достаточно лаконичное решение, восходящее к испанской архитектуре. Оно отнюдь не скучно, потому что декорации находятся в органичном сочетании с компьютерной графикой (её автор — Даниил Герасименко).

И у зрителей возникает отчётливая иллюзия присутствия в весёлой, беззаботной Барселоне, где веет морской ветерок, играющий флагами, и парят чайки.

Мы видим миражи Дон Кихота — ветряные мельницы под полной луной и, кажется, слышим перекличку цикад. И — самое главное — именно новейшие технологии помогли воочию увидеть таинственную Дульсинею, она время от времени появляется в спектакле и словно благословляет влюблённых.

Правда, в первой сцене, когда Дон Кихот (Глеб Кораблёв) грезит о своей даме и вдруг видит её, словно сотканную из воздуха, бежит к ней и… наталкивается на служанку. Всё по Сервантесу: высокая мечта сталкивается с грубой прозой.

«У любви, как у пташки, крылья!»

Естественно, публика ждёт выхода Китри и Базиля, их отношения — катализатор фабулы. Китри первого премьерного дня — прима-балерина казанской труппы Кристина Андреева. Кстати, недавно молодая балерина была удостоена главной государственной награды Татарстана — премии имени Габдуллы Тукая за главную партию в балете «Золотая орда». Её партнёром стал солист Мариинского театра Кимин Ким. Во второй фестивальный вечер в партии Китри вышла солистка Мариинского театра Анастасия Матвиенко.

Кристина Андреева — Китри — обворожительна.

Она — такая легкомысленная и капризная, но страстная и любящая. Как она играет веером, как небрежно бросает розу, подаренную Базилем! Так и хочется процитировать: «Кокетка, ветреный ребёнок!» В этой Китри есть какой-то немыслимый сплав детской наивности и женского простительного коварства — коктейль, который кружит голову мужчинам. Без вариантов.

Андреева — на редкость техничная балерина, с красивым батманом, с высоким прыжком, азартно крутящая фуэте. Её переполняет радость каждой минуты проживания на сцене, ею движет актёрский азарт, эти чувства просто фонтанируют, они переливаются в зал, находя отзвук у публики.

Анастасия Матвиенко, без сомнения, и технична, и одарена актёрски. Но похоже, что для неё партия Китри — привычное дело, в ней нет той страсти, с которой танцует Андреева, увы.

Кимин Ким оба вечера был хорош.

Грациозный, сильный, темпераментный, он растворялся в партнёршах, он любил и был любим.

Апофеоз спектакля — гран па из третьего действия — шло при скандировании зала. Впрочем, аплодисменты очень часто прерывали балет — они были и в адрес Эспады (Артём Белов), и уличной танцовщицы (Алина Штейнберг), и цыганки (Алсу Мирхафизхан). Это все солисты казанской труппы. Впрочем, потрясла публику и повелительница дриад — солистка Мариинского театра Екатерина Чебыкина.

Музыка Минкуса очень «игровая», заложенную в ней драматургию надо просто суметь прочитать. Главный дирижёр казанского театра Ренат Салаватов, стоявший за пультом оба вечера, просто купался и в музыке, и в танце, доведя звучание оркестра до совершенства. Салаватов, за плечами которого работа в Мариинском театре, в Королевской опере Стокгольма, в Баварской опере, сейчас, пожалуй, лучший балетный дирижёр в России. Даже непосвящённому было видно, как комфортно было танцевать солистам с таким дирижёром, чувствующим каждое движение, каждый порыв.

Финал спектакля, этот короткий третий акт «Дон Кихота», шёл практически под непрерываемые аплодисменты переполненного до отказа зрительного зала.

Последние минуты балета сразили наповал — раздались хлопки, и сцена заиграла переливами красок, свадьба Китри и Базиля была ознаменована фейерверком из конфетти и серпантина. Праздновать так праздновать!

P.S. Кстати, на всех фестивальных спектаклях зал будет переполнен. Все билеты разошлись подчистую в первый же день продажи.

Фотографии предоставлены пресс-службой театра

реклама

вам может быть интересно

Свобода самовыражения Классическая музыка
Сухой канон и живая эмоция Классическая музыка