Музыка ветра и света: «Бореады» Рамо в Зарядье

27 января в Зарядье впервые в России прозвучала опера «Бореады» Жана-Филиппа Рамо в исполнении Пражского барочного оркестра и вокального ансамбля Collegium 1704 под управлением Вацлава Лукса. Рамо в России продолжает восприниматься как автор клавесинных пьес, его оперы, если и исполняются, то только в виде отдельных арий или инструментальных номеров. Исполнение оперы целиком, пусть и в концертном варианте, – огромное событие. Тем более если речь идет о «Бореадах» — последней опере Рамо, последнего мэтра французской лирической трагедии и провозвестника реформ оперного жанра. И только ли оперных реформ?...

Последняя страница

В 1761-1762 годах, незадолго до своей смерти, 80-летний Рамо написал масштабную лирическую трагедию, которая при его жизни так и не была исполнена. Премьера оперы должна была состояться в 1763 в Театре де Шуази, к придворным празднествам, посвященным окончанию Семилетней войны. Постановке могли помешать финансовые трудности, забастовки танцоров (в этом смысле жизнь французской оперы не изменилась), но возможно, в дело вмешалась цензура, учуявшая подрывной заряд либретто.

Любовь, закон и северный ветер

Страна замерла на пороге неизвестности. К королеве Альфизе сватаются два дюжих молодца – сыновья северного ветра, принцы-Бореады. Она должна выбрать мужа из рода Борея, чтобы Бактрия не осталась без правителя – таков закон. Но королева влюблена в Абариса, молодого человека без роду и племени, чье происхождение откроется лишь, когда он «проявит добродетель, достойную богов». Долг велит Альфизе отказаться от любви, но вместо этого она готова отказаться от трона и пройти через ужасы войны с богом северного ветра. Лишь в самом конце мы узнаем, что Абарис – сын бога Аполлона, достойный трона и руки венценосной возлюбленной.

«Борей в трактовке Рамо – бог тирании. Он угрожает чужому счастью, он опустошает страну и похищает царицу. В последнем действии Абарис бросает принцам-бореадам: «Вы хотите, чтобы вас боялись – можете ли вы быть любимы?!» Тем самым он заостряет политический подтекст «Бореадов», формулируя остро стоявшую проблему французской монархии – проблему непопулярности Людовика XV» (Анна Булычева, «Сады Армиды»).

Сумерки барокко и заря будущего

Герой эпохи барокко должен был уметь обуздать чувства ради долга. В «Бореадах» следование долгу и правилам – черты отрицательных персонажей, «людей старой формации». Братьям-Бореадам даже не важно, кому из них достанется Альфиза, они не соревнуются за ее любовь, им просто нужно поступить так, как заведено.

Положительные герои живут иными идеалами, следуя сердцу и правде. Альфиза отвергает свой государственный долг, ссылаясь на одобрение Амура и Аполлона. Абарис слышит зов нового долга, новой эпохи: «Моя власть должна служить счастью человечества, И я употреблю ее, чтобы изменить наши судьбы». В четвертом действии происходит перерождение этого персонажа. Его романтическая любовь превращается в любовь-силу, любовь-созидание, в преобразующий поток света. Она дает герою мужество, чтобы бороться, не только за себя, но и за всех, кому нужна помощь, за весь народ.

Нимфа Орития в гавоте из второго действия поет настоящий гимн свободе, вместе с хором повторяя: «Лишь свободу Надо любить, Свобода – Высшее благо» – звучит вполне серьезно и решительно.

Удивительно раннее предчувствие идеалов Великой французской революции, до которой оставалось почти 30 лет.

Mluvite česky?

Оркестр и вокальный ансамбль Collegium 1704 Вацлав Лукс создал в 2005 году, еще во время учебы в консерватории в Пльзене. Сейчас коллектив активно гастролирует, выступает на фестивалях в Зальцбурге и Люцерне, специализируясь в основном на музыке Баха и Генделя. Collegium 1704 также активно продвигает старинную чешскую музыку – Йозефа Мысливчека и «богемского Баха» Яна Дисмаса Зеленки. Отсюда и цифра в названии – 1704 – год, с которого отсчитывается творческая биография Зеленки. Именно в этом году в пражской церкви Святого Николая впервые прозвучала его кантата «Via laureata magnis virtutum».

Французская лирическая трагедия, да еще такая неоднозначная, – серьезный вызов для этого коллектива. Collegium 1704 впервые исполнили «Бореад» на фестивале старинной музыки в Утрехте в 2018 году, а в этом сезоне отправились с концертным исполнением в небольшое турне: Вена, Париж, Москва.

Как звучало

Рамо использовал традиционную конструкцию лирической трагедии (пять актов, хор, балетный дивертисмент и изысканно сконструированные речитативы), но наполнил партитуру авангардными диковинами. Импрессионистские тембровые краски, передающие все возможные оттенки ветра, пульсация светотени, таинственные мерцающие танцы, пуантилистский распад мелодии в царстве Борея и мощные, физически ощутимые, потоки света.

Вацлав Лукс подчеркивает в этой музыке, прежде всего, энергию и масштаб. Можно поспорить о темпах (скорость у Лукса заметно выше, чем у Кристи или Гардинера), можно пожурить за слишком серьезный подход (Рамо хитрее и ироничнее, даже в жанре лирической трагедии). Но оркестр и хор, безусловно, прозвучали цельно и убедительно.

Во время исполнения можно было порадоваться виртуозности струнных и флейт, понять и простить натуральные валторны и восхититься мастерству ударника, колдовавшего с колокольцами, ветряной машиной и прочими спецэффектами барочного театра. Ударнику зал устроил такую громовую овацию, что тот слегка присел и смущенно спрятал лицо в ладонях.

Роль Альфизы исполнила Дебора Каше, недавняя ученица Академии молодых певцов Уильяма Кристи (в выпускной опере «Мнимая садовница», которую можно было услышать в ноябре 2019 в Концертном зале Чайковского, она исполняла роль Арминды). Что было симпатично в раннем Моцарте, не вполне сработало в позднем Рамо. Альфизу Дебора Каше спела очень старательно, технически грамотно, но несколько ученически, формально, без подлинной драмы и глубины. И над голосом, и над подходом к образу певице еще предстоит работать.

Невыразительно прозвучал Борилей в исполнении Томаша Шельца, а Бенуа Арну, исполнявший роль жреца Аполлона Адамаса, как будто просто не успел выучить партию.

Безусловным украшением стала Карлоина Вейнантс (Семира, Амур, Полигимния), яркая, звонкая, артистичная, с хорошим голосоведением. Замечательно прозвучал Бенедикт Кристьянссон в партии Кализиса. Этого исландского тенора уже можно было заметить в Москве в январе 2020, в «Рождественской оратории» Баха под управлением Владимира Юровского. В «Бореадах» раскрылась сила и полетность его голоса, ария «Jouissons de nos beaux ans» прозвучала прямо-таки катарсически, прорывом в иное пространство.

Матиас Видаль, в 2018 году исполнявший роль Фаэтона в Пермской постановке одноименной трагедии Люлли, вновь сыграл сына Аполлона – Абариса. Своего персонажа он нарисовал одной краской – экзальтированный романтичный влюбленный. И спел с романтическим же напором и силой, что звучало весьма эффектно, но немного инородно в этой музыке. При этом нужно отдать должное его мастерству патетической мелодекламации, ключевому навыку во французской опере.

Оркестру больше всего удались сцены буйства стихий, а жемчужина этой партитуры – «Выход Полигимнии» – проникновеннее прозвучала во время биса, подарив на прощание волшебное ощущение света, тепла, покоя и надежды.

Завещание мастера

Написанная два с половиной столетия назад трагедия старого мастера задает на удивление злободневные вопросы. Стоит ли отказываться от свободы и заглушать голос сердца в обмен на политическую стабильность (или иллюзию стабильности)? Чем обернется порядок, полученный такой ценой? Музыка Рамо отвечает однозначно – хаосом и смертью. Слабый человек, изломанный снежной бурей, может найти в себе силы, чтобы подняться и засиять новым солнцем. Потому что есть ценности, свет которых не меркнет в веках, – Любовь, Свобода и Милосердие.

Фото: МКЗ «Зарядье», Лилия Ольховая

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии
Автор

реклама

вам может быть интересно