Под звездой Собинова в оазисе древнерусской культуры

Открытия и загадки II Международного конкурса вокалистов в Ярославле

В пандемийном 2021 году II Международный конкурс вокалистов им. Л.В. Собинова, прошедший в Ярославле с 7 по 12 сентября, абсолютно естественно вписался в знаковую конкурсную триаду этого года. II Конкурс «Хосе Каррерас Гран-при», из-за пандемии не состоявшийся в 2020 году, прошел в Москве в апреле, а Конкурс молодых оперных певцов Елены Образцовой – в положенные сроки в Санкт-Петербурге (во второй половине августа). В этой триаде Конкурс в Ярославле стал, как сказали бы англичане, «last but not least» («последним, но не по важности»).

В этом сполна довелось убедиться, окунувшись в его живую атмосферу и побывав на всех его мероприятиях. Ярославская конкурсная традиция была заложена I Конкурсом имени Собинова в июне 2018 года еще до пандемии. Тогда в нём приняли участие 120 певцов из России и тринадцати зарубежных стран, а председателем жюри стала Лариса Гергиева (художественный руководитель Академии молодых певцов Мариинского театра). Каков был тот первый конкурс, какова была его живая атмосфера, автору этих строк, естественно, неведомо, но априори – даже при невозможности сравнения – представляется, что второй конкурс, из-за пандемии COVID-19 состоявшийся с задержкой на год, уверенно обозначил свою обновленную творческую веху. То, что это так, однозначно стало понятно уже по брендовому, впечатляюще представительному составу международного жюри, с которым довелось встретиться еще на стартовой пресс-конференции.

Международное жюри

Его возглавил всемирно известный отечественный баритон Владимир Чернов (Россия–США), спевший практически все ведущие партии мирового баритонального репертуара на лучших оперных сценах. Выпускник Московской консерватории, свою карьеру он начинал в Мариинском театре, а уже после побед на крупных международных конкурсах бурно стала развиваться и его международная карьера, мощный старт которой дали контракты с нью-йоркским театром «Метрополитен-опера». На сегодняшний день певец – профессор вокала на факультете оперного пения Университета Калифорнии (Лос-Анджелес).

Другое брендовое певческое имя в жюри – сопрано Нелли Миричою (Румыния – Великобритания). За годы своей яркой карьеры она освоила большой диапазон партий от бельканто до веризма, представив их на сценах ведущих оперных домов мира. Московские меломаны, конечно, помнят ее по партии Адриенны Лекуврер на премьере одноименной оперы Чилеа в Большом театре России 2002 года, но широкая отечественная публика знает ее также по работе в жюри конкурсного проекта телеканала «Культура» под названием «Большая опера» (2018). Сегодня певица – педагог Молодежной оперной программы лондонского театра «Ковент-Гарден» (Jette Parker Young Artists Programme).

Еще один известный певец в жюри – отечественный тенор Рубен Лисициан (Россия–Германия), сделавший блестящую карьеру в сфере концертно-камерного исполнительства. Сегодня он – профессор кафедры академического пения в ГМПИ им. М.М. Ипполитова-Иванова (Москва) и президент Германо-Российской культурно-образовательной академии Кёльна. При этом в жюри вошли и представители оперного артистического менеджмента: Алекс Григорев (Нидерланды), курирующий кастинг певцов в агентстве Tact International Art Management, и Ольга Капанина (Россия), кастинг-директор оперной труппы Большого театра России (на Конкурсе она работала дистанционно – с помощью онлайн-включений).

Учредитель и организатор Конкурса

Учредитель Конкурса – Департамент культуры Ярославской области, организатор – Ярославская государственная филармония. Тематический партнер Конкурса – Ярославский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, ведь Мемориальный дом-музей Леонида Собинова (1872–1934) – один из его филиалов. Здесь сладкоголосый Орфей русской сцены, творчество которого перешагнуло границы стран и музыкальных культур, появился на свет, и потому само это место окутано особым ореолом «священной» памяти. Да и сам зал Ярославской филармонии, где проходит Конкурс, также носит имя Собинова, поэтому формула «имени Собинова» встает во главу угла всего конкурсного здания.

К участникам, гостям и организаторам события, так важного для музыкальной жизни Ярославля, с приветствием на страницах официального конкурсного буклета обратился губернатор Ярославской области Дмитрий Миронов. На пресс-конференции, созванной непосредственно перед торжественным открытием, и на вечере открытия 7 сентября, в рамках которого прозвучала специальная концертная программа, к участникам, гостям и публике в зале с приветствием и напутствиями обратилась Марина Васильева (директор Департамента культуры Ярославской области). Нынешний Конкурс прошел в преддверии 150-летия со дня рождения великого русского тенора: оно будет отмечаться в следующем году 26 мая (по новому стилю – 7 июня 2022 года). И прежде чем огласить официальные результаты, остановимся на «тактике» Конкурса (его диспозиции) и «стратегии» событий-спутников, контекстно расширивших вокальные горизонты конкурсных прослушиваний.

Конкурсная диспозиция

Пандемия COVID-19 не только отсрочила проведение нынешнего Конкурса на год, но и внесла коррективы в регламент его проведения: I (отборочный) тур прошел на сей раз заочно – по видеозаписям, предоставленным участниками. Об огромнейшем интересе к Конкурсу говорит невероятное – просто фантастическое! – количество поданных заявок: около 360-ти! Заявки на участие вместе с видеозаписями исполнений прислали певцы из России, Великобритании, Австрии, Германии, Бельгии, Канады, Китая, Израиля, Румынии, Монголии, Украины, Беларуси, Казахстана, Армении и других стран. Жюри при таком раскладе пришлось проделать колоссальную работу, чтобы согласно регламенту отобрать на II (очный) тур 40 человек, и списочный состав участников II тура на сайте Ярославской филармонии в разделе информации о Собиновском конкурсе появился еще в августе.

А уже на пресс-коференции было сообщено, что из певцов, отобранных на II тур, Ярославль недосчитался семерых. Но форс-мажор случился и после этого, так что в итоге на II туре де-факто выступил 31 участник (не 33). Когда же на более ранней стадии стало ясно, что «потери среди личного конкурсного состава» по тем или иным причинам стали реальностью, жюри сочло возможным четырех самоотсеявшихся участников II тура заменить на четырех участников из «резерва» (тех, кто проходных баллов ранее недобрал). И поэтому 40 человек предварительного (августовского) списка и 40 человек, отраженных в буклете, – не одно и то же. Однако абсолютно естественное стремление жюри как можно ближе подойти к регламентному числу участников II тура вполне логично и разумно.

Интернациональная география участников, включившихся в очные баталии со II тура, оказалась представлена певцами из России (25), Армении (2), Беларуси (2), Казахстана (1) и Узбекистана (1). В отличие от публичных концерта-открытия и финала, прослушивания II тура (в сопровождении фортепиано) проходили без публики, но с допуском представителей СМИ. Они состоялись 8 и 9 сентября, и по их итогам на III (финальный) тур 12 сентября вместо 10 участников по регламенту жюри пропустило даже 12! Открытие и финальный тур прошли с Ярославским академическим губернаторским симфоническим оркестром, и оба вечера за дирижерским пультом находился художественный руководитель и главный дирижер коллектива Мурад Аннамамедов. На I тур требовалось прислать видеозаписи двух арий (русского и зарубежного композиторов). На II туре исполнялись четыре номера: ария русского композитора XIX–XX века (до 1915 года), ария зарубежного композитора XIX–XX века (до 1915 года), камерный опус русского или зарубежного композитора XIX–XX века и произведение современного композитора (ария или романс после 1915 года). На III туре регламентировались две развернутые арии (русского и зарубежного репертуара).

Концерт-открытие как концерт-напутствие

Прежде чем Ярославский академический губернаторский симфонический оркестр на волне конкурсных состязаний соединился с финалистами, сей коллектив на концерте-открытии, ставшем щедрым музыкальным концертом-напутствием конкурсантам, отыграл компактную, но весьма насыщенную оперную программу. С оркестром в ранге солистов выступили двое именитых членов жюри (Нелли Миричою и Владимир Чернов) и еще один баритон (солист Ярославской государственной филармонии Александр Суханов).

Активная фаза блистательной певческой карьеры названных членов жюри давно уже в прошлом, и сегодня они весьма успешно нашли себя на педагогическом поприще. Тем не менее, эта пара всё же отважилась спеть под оркестр большой дуэт Виолетты и Жермона из «Травиаты» Верди. Нелли Миричою также представила арию Валли из одноименной оперы Каталани, а Владимир Чернов, приятно удививший свежестью звучания и весьма «бодрым» состоянием своей нынешней вокальной формы, – романс Чайковского на слова Алексея Толстого «Средь шумного бала» и популярную неаполитанскую песню Родольфо Фальво на слова Энцо Фуско «Dicitencello vuje» (в русской версии более известную как «Скажите, девушки»). В 2015 году с творчеством Александра Суханова автору этих строк доводилось встречаться в Красноярске на III Международном конкурсе молодых оперных певцов и режиссеров им. П.И. Словцова, и нынешняя встреча с ним также вызвала оптимизм: певец, находящийся на пике творческой формы, музыкально стильно и эмоционально чувственно исполнил пролог из «Паяцев» Леонкавалло и два фрагмента из опер Чайковского (монолог Онегина из «Евгения Онегина» и арию Роберта из «Иоланты»).

Научная конференция в Мемориальном доме-музее Леонида Собинова

Два «свободных» конкурсных дня 10 и 11 сентября были отведены под оркестровые репетиции финалистов. Вторая половина дня 10 сентября была занята мастер-классами, которые для конкурсантов, не прошедших в финал, провели Нелли Миричою, Владимир Чернов и Рубен Лисициан. В первой половине дня 11 сентября в Мемориальном доме-музее Леонида Собинова состоялась научная конференция «Вагнер, Мазетти, Шекспир». Радушной хозяйкой мероприятия стала директор музея Алла Аносовская. Для членов жюри, журналистов и гостей, собравшихся на конференцию, она провела незабываемую экскурсию, после чего аура особняка с его «живыми» экспонатами и аура его последнего владельца на подсознательном уровне стали ощущаться едва ли не родными и близкими… Так что свой духовный внутренний мир мы, несомненно, и обогатили, и сделали светлее!

Доклад-дискуссию «Как Собинов звучит сегодня: винтаж или новая актуальность?» предложил телерадиожурналист и музыкальный критик Артём Варгафтик. В основу легла ретроспектива архивных записей знаменитых теноров от Собинова и его современников до певцов наших дней на примере рассказа Лоэнгрина из одноименной оперы Вагнера (при этом «вариации исполнения сквозь призму времени» изучались также для арии Ленского из «Евгения Онегина» Чайковского и романса Вертера из одноименной оперы Массне).

Изюминкой блиц-доклада «Композиторское наследие Умберто Мазетти в библиотеке Большого театра», сделанного заведующим архивом нотной библиотеки Большого театра России, музыковедом Борисом Мукосеем, стала живая аудиоиллюстрация. Неизвестный романс «Vivo candel lunare», атрибутированный выдающемуся вокальному педагогу начала ХХ века, профессору Московской консерватории Мазетти на основе сверки с прочими известными нотными автографами маэстро, хранящимися в данном театральном архиве, впечатляюще экспрессивно исполнила Анна Лазоркина (Симонова). Партию фортепиано взял на себя докладчик. Пока это был «пробник», так как клавир всё еще требует снятия ряда вопросов.

Третьим (финальным) докладом стало интереснейшее сообщение Аллы Аносовской, названное ею «Леонид Собинов: последний триумф в “Ла Скала” 1911 года», и поводом для него явилось последнее музейное приобретение нынешнего года из частной коллекции. Это акварельный портрет Леонида Собинова в костюме Ромео, датируемый 1904 годом. Костюм Ромео создан по «лекалам» самогó певца, досконально изучившего стиль и образы шекспировской эпохи, но на сцене театра этот образ Шекспира не раз был преломлен им через музыкальную драматургию оперы Гуно «Ромео и Джульетта», и последний триумф певца в «Ла Скала» 1911 года связан именно с этой партией. Автора портрета удалось атрибутировать: это театральный художник Антонина Андерсон. В доме-музее Собинова в Ярославле хранятся детали костюма Ромео, относящегося к 1902 году, но приобретенный портрет Собинова-Ромео имеет особую ценность, ведь это конечный итог кропотливых поисков исполнителя по созданию костюма, аутентичного эпохе раннего Возрождения…

Конкурсные результаты

Главные премии и звания лауреатов:
• Гран-при (200000 руб.) – не присужден;
• I премия (150000 руб.) – Софья Цыганкова (сопрано, Россия, Москва) и Дмитрий Токмаков (тенор, Беларусь);
• II премия (125000 руб.) – Дмитрий Чеблыков (баритон, Россия, Москва) и Максим Лисиин (баритон, Россия, Москва);
• III премия (100000 руб.) – Дамир Садуахасов (тенор, Казахстан) и Александр Ершов (баритон, Россия, Ярославль).

Дипломы и звания дипломантов:
Самира Галимова (сопрано, Россия, Санкт-Петербург);
Дарья Пьянкова (меццо-сопрано, Россия, Челябинск);
Яна Сафонова (сопрано, Россия, Москва);
Жасурбек Хайдаров (бас, Узбекистан);
Рауф Тимергазин (баритон, Россия, Оренбург);
Элен Егиазарян (сопрано, Армения);

Специальные призы:
• «Надежда» (сáмому молодому участнику Конкурса) – Жасурбек Хайдаров;
• «За лучшее исполнение арии из репертуара Л.В. Собинова» – Дмитрий Токмаков;
• «За лучшее исполнение русской арии иностранным участником» – Элен Егиазарян;
• «За артистизм» – Дмитрий Чеблыков;
• Специальные призы от главного дирижера и художественного руководителя Ярославского академического губернаторского симфонического оркестра Мурада Аннамамедова – Рауф Тимергазин, Элен Егиазарян, Дамир Садуахасов, Софья Цыганкова, Дарья Пьянкова, Александр Ершов.

Количество премий и специальных призов, как видим, – немалое, и эти результаты – не что иное, как субъективное мнение весьма уважаемого профессионального жюри. С ним можно соглашаться, можно не соглашаться, но сомнений в том, что жюри в своем выборе было абсолютно искренне, не возникает: оно именно так увидело ситуацию, и это частный выбор конкретных профессионалов, на который у них есть полное законное право. Конкурс принес много открытий, но также задал и ряд обычных для всех конкурсов загадок. Почему тот, а не этот певец? Почему пропустили того, а за бортом оставили этого? Много вопросов к итогам Конкурса и у автора этих строк, но на конкурсах так бывает всегда. И всегда с ситуацией примиряет главный тезис, который со ссылкой на великого Шаляпина озвучил на пресс-конференции Владимир Чернов: «На всех ведь не угодишь!» Пусть это и звучит банально, суть конкурсной философии подведения итогов это передает абсолютно точно!

Конкурсные открытия и загадки

Тезис «На всех ведь не угодишь!» надо принимать философски, а потому к решению жюри отнесемся с уважением. Но у каждого неравнодушного наблюдателя всегда остается право на собственное мнение, высказать которое ему не мешает ничто. Пять конкурсанток, выступления которых на II туре стали явными открытиями, в финал не вышли, и это первая загадка Конкурса. Фактурно-яркая меццо-сопрано из Уфы Назгуль Ибрагимова покорила стилем, техничностью и музыкальностью в каватине Арзаче из «Семирамиды» Россини, а сопрано из Уфы Диана Нурмухаметова – колоратурной экспрессией в куплетах Олимпии из «Сказок Гофмана» Оффенбаха и в арии Кунигунды из «Кандида» Бернстайна. Сопрано Маргарита Шаповалова (Санкт-Петербург) забрала лирико-драматической аффектацией в музыке Чайковского (и в арии Марии из «Мазепы», и в романсе «Забыть так скоро»).

Легкая колоратура из Бурятии Жаргал Цырендагбаева (Москва) выступила блестяще и в камерном репертуаре, и в оперном, но наиболее эффектно «выстрелила» арией Марии из «Дочери полка» Доницетти. На Конкурсе Елены Образцовой в Санкт-Петербурге в августе нынешнего года эта замечательная певица также не вышла в финал, и это загадка вдвойне! Но наиболее сильное недоумение вызывает то, что в финал не пропустили Анну Буслидзе (Санкт-Петербург). Певица молода, но это уже настоящее драматическое меццо-сопрано, и сегодня, когда имеет место явный дефицит подобных голосов, не выделить таковой из общего потока было решительно невозможно, тем более что эта певица роскошно – по-меломански «вкусно» и потрясающе музыкально! – представила как арию Басманова из «Опричника» Чайковского, так и арию Ульрики из «Бала-маскарада» Верди.

При этом очередная загадка – прохождение в финал Рауфа Тимергазина, Александра Ершова и Яны Сафоновой, ведь от лидерского мейнстрима эти исполнители стояли далеко в стороне! Александр Ершов на уже упомянутом Конкурсе Елены Образцовой в августе этого года каким-то чудом также добрался до финала, но в финале чуда не случилось не тогда в Санкт-Петербурге, не сейчас в Ярославле. Разница лишь в том, что тогда был диплом, а сейчас разделение III премии с Дамиром Садуахасовым. Но как можно разделить между ученическим, технически слабым вокалом первого и мощной вокальной харизмой последнего, ведь тенор из Казахстана на II туре был изумительным Ленским («Евгений Онегин» Чайковского), а в финале изящно легко, словно играючи, «расправился» с девятью верхними «до» в знаменитой арии Тонио из «Дочери полка» Доницетти!

А Ленский в интерпретации Дмитрия Токмакова, предъявленной им в финале, и его же плач Федерико из «Арлезианки» Чилеа с I премией (разделенной с Софьей Цыганковой) коррелирует слабо. Если на II Конкурсе «Хосе Каррерас Гран-при» в Москве в апреле этого года присуждение Дмитрию Токмакову II премии выглядело полным недоразумением, то его нынешняя I премия вместе со спецпризом «За лучшее исполнение арии из репертуара Л.В. Собинова» – недоразумение вдвойне. А как «волшебно-белькантово» на II туре арию Эрнесто из «Дона Паскуале» Доницетти спел Дамир Садуахасов! Вот ведь явный кандидат на Собиновский спецприз! Вот где было изящество, вот где была искренность чувства…

Пение Софьи Цыганковой было выученным и «правильным», но сердце меломана оно так и не согрело, и если выбирать из голосов всех финалисток, то всего лишь с «зачетной» кандидатурой, выдвинутой на разделенную I премию, уверенно могла бы поспорить Элен Егиазарян. Рельефно-мощное, однако чувственное, музыкально-пластичное драмсопрано певицы завораживало глубиной посыла. На II туре певица из Армении в хорошем смысле слова просто «пробила» слух ариями Иоанны из «Орлеанской девы» Чайковского и Аиды из одноименной оперы Верди, а на III туре покорила в таких пьесах-«антиподах», как ария Елизаветы из оперы Верди «Дон Карлос» и ария Натальи из оперы Хренникова «В бурю».

Самира Галимова, Дарья Пьянкова и Жасурбек Хайдаров в финале в сопровождении оркестра спели менее удачно, чем на II туре, оставившем весьма приятные воспоминания соответственно от арий Семирамиды из одноименной оперы Россини, песни Азучены из «Трубадура» Верди и арии Сусанина из оперы Глинки «Жизнь за царя». И всё же в певце из Узбекистана явно ощущался творческий потенциал, так что присуждение ему спецприза «Надежда» как сáмому молодому участнику было воспринято с оптимизмом.

На Конкурсе Елены Образцовой в августе этого года Дмитрий Чеблыков явно шел на Гран-при, но жюри этого тогда так и не разглядело, назначив две I премии, одна из которых заслуженно досталась певцу. В Ярославле не разглядели тоже, хотя баллада Томского из «Пиковой дамы» Чайковского с куплетами Эскамильо из «Кармен» Бизе (то, что он пел и тогда) и на этот раз в финале были исполнены безупречно! При этом разделение II премии с весьма достойным соперником Максимом Лисииным протеста не вызвало. Но если уж делить, то делить между ними следовало бы I премию: приз-компромисс «За артистизм», врученный Дмитрию Чеблыкову, молчаливо и беспристрастно указывает на это…

На фото:
Ярославский академический губернаторский симфоническим оркестр
Софья Цыганкова
Дмитрий Токмаков
Дмитрий Чеблыков
Максим Лисиин
Александр Ершов
Дамир Садуахасов
Жасурбек Хайдаров
Элен Егиазарян

Фото с финала Конкурса предоставлены Ярославской государственной филармонией

реклама

вам может быть интересно

Гармоничная пестрота Классическая музыка