К берегам московским Нила…

«Аида» на IV Международном фестивале Динары Алиевой «Opera Art»

На самом деле в популярной опере Верди «Аида» патетически мощный призыв Царя Египта к своим доблестным воинам звучит так: «Su! Del Nilo al sacro lido / Accorrete, Egizii eroi» («Вперед! К берегам священным Нила / Спешите, герои Египта»). Мобилизующим же призывом меломанам «к берегам московским Нила» закономерно стал анонс концертного исполнения этой оперы в рамках IV Международного музыкального фестиваля Динары Алиевой «Opera Art». Призыв был услышан, и в день названного исполнения 2 октября в Концертном зале им. П.И. Чайковского – при полном аншлаге – мы оказались свидетелями подлинного музыкального чуда, а само событие стало для Москвы поистине резонансным!

Скептики, конечно же, скажут: «Какие чудеса могут быть на “Аиде”, спетой-перепетой несметное количество раз, за которое меломаны давно уже успели выучить эту оперу вдоль и поперек – едва ли не наизусть?!» Да в том-то всё и дело, что такой «Аиды», такого первоклассного исполнения – и мы в первую очередь делаем акцент на певцах-солистах – Москва не слышала очень давно, а услышанное стало сродни настоящему откровению. Тот катарсис, что был вызван истинно оперным, рельефно-ярким, полнофактурным звучанием голосов, не пройдет еще долго. Роскошному составу солистов, ангажированных на данный проект, позавидует любое исполнение «Аиды», и вовсе не мудрено, что атмосферу в зале эмоционально-чувственные вокальные «вибрации» артистов наэлектризовали до предела!

В титульной партии выступила обворожительная хозяйка фестиваля – сопрано Динара Алиева, в партии Амнерис – меццо-сопрано Ксения Дудникова, в партии Амонасро – баритон Игорь Головатенко. Названная тройка исполнителей – солисты Большого театра России. Недостающим участником звездного «квартета» главных персонажей стал тенор Михаил Пирогов (солист «Новой Оперы», приглашенный солист Большого театра России). До «секстета» состав обсуждаемого проекта дополнили еще два солиста «Новой Оперы» – басы Отар Кунчулиа (Царь Египта) и Константин Федотов (Рамфис).

В концерте приняли участие Академический Большой хор «Мастера хорового пения» радио «Орфей» под управлением Льва Конторовича и Государственный академический симфонический оркестр России им. Е.Ф. Светланова. Дирижером проекта, имя которого менялось дважды, в результате стал Ариф Дадашев (дирижер Московского академического музыкального театра им. К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко). В 2019 году маэстро запомнился на явном позитиве как музыкальный руководитель и дирижер новой постановки «Царской невесты» в Казани в рамках Шаляпинского фестиваля. Но на этот раз оркестровой ткани «Аиды» недоставало куртуазной мягкости, академической ровности и сбалансированности звучания. Оркестровый аккомпанемент в отсутствие музыкантского драйва оказался субстанцией, объединившей все звенья исполнения лишь формально.

Вопрос – почему? Сегодня ГАСО России – один из лучших (если не лучший!) в обойме отечественных симфонических коллективов, но его непререкаемой репертуарной вотчиной опера, в сущности, никогда не была. Специфика тут совсем иная, и за ограниченное время подготовки такого эксклюзивного фестивального проекта, как этот, добиться того, чего театральные оркестры добиваются в привычном ритме, бывает крайне сложно. На этом же отдельно взятом проекте дирижерских импульсов, безусловно, хватило на всеобъемлющий контакт с артистами хора, так что развернутые хоровые страницы не замедлили предстать изумительно красочными, живыми, объемно выпуклыми музыкальными фресками.

Для максимально «дружественной» и чуткой оркестровой подачи певцов-солистов, ибо для меломанов главным притяжением в опере всегда являются именно они, дирижерского драйва на сей раз оказалось явно не достаточно. Впрочем, высочайший профессионализм исполнителей всё равно сделал их истинными героями этого проекта. Прекрасную форму продемонстрировали басы – опытный Отар Кунчулиа с его предельно четкой и выверенной осмысленностью фразировки и еще молодой, но стремительно идущий в своем творческом развитии Константин Федотов, пленивший и красотой тембра, и свежестью звучания, и вокальным драматизмом. В партии Амонасро истинно вердиевский драматический баритон Игорь Головатенко захватил и чувственностью, и царственным благородством тембра, и вкрадчивой мягкостью, проникновенностью кантилены, создав яркий актерский образ.

Один из лучших отечественных драматических теноров Михаил Пирогов решительно смог убедить в том, что в партии Радамеса он ощущает себя как рыба в воде, вокализируя свободно, обертонально наполненно, на чувственной кантилене, идущей из глубины души. Слуху ценителей-меломанов певец подарил истинное удовольствие! Ему равно удались и лирические краски выходного романса, и многочисленные драматические кульминации, обнаружившие уверенность звучания в высокой тесситуре, и ансамблевые эпизоды. Тонкие психологические краски певец сумел найти и в финальной сцене с главной героиней.

Не иначе как сенсацией вечера в партии Амнерис стала Ксения Дудникова, звучание которой от некогда высокого меццо-сопрано за годы ее весьма успешной исполнительской карьеры трансформировалось в густое, насыщенное меццо не иначе как с контральтовой окраской в нижнем регистре. Сцена судилища – главный «ударный» момент для Амнерис, и сей восхитительный «удар», сие пиршество музыкально-драматических страстей в своих сердцах меломаны сохранят с особым трепетом…

С особым трепетом в своих сердцах московские меломаны сохранят и фантастическую музыкальность Динары Алиевой в партии Аиды, ее абсолютно безупречное – и это так! – владение всем арсеналом выразительных средств, необходимых для создания сего образа. Через концентрированный сгусток противоречивых драматических коллизий мы прошли и в ее первой арии, и в дуэте-испытании с Амнерис, и в кульминационном дуэте с Амонасро, и в лирико-драматических моментах третьего акта с Радамесом, любовная оперная история с которым закончилась меланхолически просветленным финальным дуэтом в склепе под могильным камнем. Пропустив всё это через свое актерское органичное естество, певица не только дала отраду меломанским сердцам, но и по-настоящему заставила сопереживать ее героине. И всё же наиболее сильным потрясением всего исполнения, моментом истины, если хотите, стала центральная ария Аиды «Берег Нила» в начале третьего акта, в которой певица показала и филигранную технику, и диапазон, и внутренний свет своей души!

На фото – Динара Алиева (фото с сайта Московской филармонии)

Ваши дети любят животных, им нравятся контактные зоопарки? Тогда наш Дом енота – самая масштабная образовательная выставка ручных енотов Петербурга – непременно вас заинтересует. Вы сможете окунуться в настоящий мир домашних енотов.

реклама

вам может быть интересно

«Musica Viva»: «Viva la Musica!» Классическая музыка