Песни и пляски меры

12.03.2007 в 11:23

Анна Нетребко не обременила слушателей длинным выступлением

Всемирная слава Анны Нетребко докатилась до нас как раз вовремя. Три тенора вышли в тираж, но посещение шоу оперных знаменитостей успело стать для российской элиты строкой досуга. Полукорпоративный концерт в Большом зале консерватории стал ответом дивы: пяток номеров — достаточная пайка.

Большую часть времени публика — среди которой было завидное количество ньюсмейкеров из сфер политики, бизнеса и медиа — терпеливо ждала выходов Анны Нетребко. Однако лицо Chopard возникало на сцене нечасто и улыбалось с нее недолго. Свою программу прима поделила с однокашницей по Академии молодых певцов Мариинского театра Екатериной Семенчук, итальянским бас-баритоном Ильдебрандо д'Арканджело и федосеевским оркестром, ведомым итальянским дирижером из Дании Джордано Беллинкампи.

Между тем искусство Анны Нетребко лишено той концентрации, чтобы восхищаться им в малых дозах. Она хороша совокупностью своих достоинств, а двух-трех минут, чтобы явить их всех сполна, певице не хватает. Романс Рахманинова “Здесь хорошо”, по-голливудски оркестрованный Михаэлем Ротом, и дуэт Наташи и Сони из оперы “Война и мир” Прокофьева стали не более чем кусочками, спетыми опрятно и чисто.

Но чтобы создать захватывающий образ, Анне Нетребко требуется большая сцена, насыщенная актерски и вокально. Можно понять восторг нью-йоркской публики, перед которой Нетребко недавно исполняла “Пуритан” Беллини. Там ей приходилось играть долгую сцену безумной Эльвиры и заливаться колоратурами, лежа на спине и свешиваясь в оркестровую яму. Аудиозапись с этого спектакля из Metropolitan Opera безусловного впечатления уже не производит. А в московском концерте Нетребко ограничилась концертным, сильно урезанным вариантом сцены, превращенным в короткую арию с кабалеттой. Ми-бемоль был взят, кантилена пролилась аккуратной речкой, быстрые гаммы чуть смазались, и никакая безумная Эльвира так и не явилась.

Много эффектнее вышла сценка из “Любовного напитка” Доницетти. Ильдебрандо д'Арканджело, певший дистрибутора зелья, — умелый комик, отлично провоцирующий партнершу на то, чтобы корчить ему в ответ смешные рожи. Не самый сложный в вокальном отношении дуэт получился довольно милым.

Но оставить аудиторию без роскошного подарка Нетребко, конечно, не могла и спела на бис Meine Lippen из “Джудитты” Легара, в промежутке между куплетами сплясав на узком пятачке сцены зажигательный танец с драгоценностями. Этого оказалось достаточно, чтобы с лихвой отблагодарить заскучавший зал. И действительно, если в итальянском репертуаре Анне Нетребко пока трудно претендовать на абсолютные высоты, то в оперетте она шармирует наверняка — не только сценическим обаянием, но и уверенным, звонким тембром. К сожалению, в самом конце певицу не понял дирижер, из-за чего высокая нота не продлилась на фоне отыгрыша оркестра.

В целом же Джордано Беллинкампи аккомпанировал весьма умело, оркестровые номера вел более дежурно и вывести вообще-то Большой симфонический оркестр на приличествующий этому оркестру уровень смог только в увертюре к “Силе судьбы” Верди. Увы, даже первоклассные музыканты на разовых ангажементах играют в полруки, да и оперный репертуар совсем не по их части.

На долю партнеров Нетребко достались свои крохи. Бас-баритон д'Арканджело уверенно отпел Лепорелло и Эскамильо, но убегал от дирижера в дон-жуанской “арии с шампанским”. Меццо-сопрано Семенчук в арии Далилы не раскрыла своих несомненных талантов и была попросту плохо слышна в нижнем регистре, с Хабанерой Кармен справилась прекрасно, но переусердствовала с актерством. А ее бис и вовсе стал казусом. Когда раздались звуки угрюмой песни “Жди меня, и я вернусь” (впрочем, это тоже оперный номер — из оперы Кирилла Молчанова “Зори здесь тихие”), часть зала потупила глаза, будто ощутив себя в середине 70-х, и стала завидовать итальянскому дирижеру: он был, несомненно, единственным человеком во всем зале, кто соприкасался с этой музыкой впервые. Но молодая певица, выросшая в новую эпоху, ничего ностальгического, конечно, в виду не имела — просто спела то, чему ее научили старшие.

Миновав советскую военную оперу и довоенную венскую оперетту, концерт вырулил снова к Моцарту, где участники концерта (трое певцов и дирижер) разыграли на четверых дуэт Дон Жуана с Церлиной. Трюк, впрочем, был не нов: с отличиями в деталях то же самое проделывали с коллегами Дмитрий Хворостовский, а еще раньше — Пласидо Доминго.

Так что эстафета работает. Только ноша бегунов становится все легче.

Петр Поспелов, vedomosti.ru

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Большой зал Московской консерватории

Персоналии

Анна Нетребко

просмотры: 3903



Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть
Спецпроект:
На родине бельканто
Смотреть