«Чтобы обязательно была звезда»

В балетной труппе Михайловского театра пополнение

24.04.2008 в 20:57

В апреле в Михайловском театре появилось несколько новых солистов, среди которых — Вера Арбузова, прима театра Бориса Эйфмана, и Екатерина Борченко, последнее время работавшая в Минске.

Борченко — выпускница Вагановской академии по классу Людмилы Ковалевой (педагога Дианы Вишневой), и к этим выпускам особое внимание. Заметной танцовщице была прямая дорога в Мариинку, и, возможно, за восемь сезонов она могла бы вырасти в ведущую артистку. Но — семейные ценности оказались важнее, и Борченко пошла туда, куда вместе с нею брали ее брата. В Московском театре имени Станиславского и Немировича-Данченко от нее ждали многого, но за три сезона взлета так и не случилось. Проблема очевидна: в «чужом» театре требуют готовый результат, а танцовщица еще нуждалась в серьезной репетиторской «доводке». В результате брат и сестра перебрались в Минск, активно занялись конкурсными выступлениями. В Минске Екатерина Борченко наконец получила звездное признание. И на это положение приглашена в Михайловский.

Первые дебюты Борченко в составе труппы: Повелительница дриад в «Дон Кихоте» и Никия в «Баядерке» (в Солоры даже планировался Игорь Зеленский, но ему помешали планы одного из своих театров — Мариинского). В академичной партии Повелительницы Борченко была резковата в танце; довольно вяло, словно запнувшись, отпрыгала «конкурентную» диагональ. Почти прилично вертела фуэте. Стала лучше держаться на своих выгнутых не хуже, чем у Светланы Захаровой, стопах (правда, школьная привычка заваливать стопу на большой палец изжилась не окончательно).

П.Борченко в сцене из спектакля «Баядерка» П.Борченко в сцене из спектакля «Баядерка» Никия — заявка на амплуа трагической актрисы. При довольно ограниченной способности к драматической игре неоправданная. Единственный удачно сыгранный эпизод — финал сцены соперниц, когда, бросившись на Гамзатти, Никия роняет нож и приходит в ужас — не от мести Гамзатти, а осознав предрешенную кару богов. Только здесь Никия выглядела имеющей отношение к обрядам и особости храмовой танцовщицы. С мимикой артистке еще работать и работать. Пока же Никия, оттолкнув брамина, очень уж надменно и недобро улыбается. И кривит рот еще до того, как обнаружила змею. Сама сцена танца на празднике никак не прочувствована и не сыграна.

И танцевальный образ не прозвучал. У Екатерины Борченко крупноватое тело. Есть линии, но нет певучести пластики, гибкости рук и корпуса. И еще неплохо бы балеринам обратить внимание на рекламный слоган Курниковой: «Только мячик должен подпрыгнуть». Картина «Тени» была просто провальной, пытка началась уже в адажио — балерина боролась с хореографией. Разве что туры иногда удавались, но делает она их, словно стиснув зубы. Из Екатерины Борченко можно сделать балерину — для Гамзатти или Мирты (даже «Корсар» для нее более выигрышный), если основательно вкладываться репетитору, притом что артистка уже в середине карьеры.

Вместе с Екатериной выступил ее брат Петр Борченко. Заметное его достоинство — рост. Впрочем, на небольшой сцене это ни к чему. Чтобы не вылететь за ее границы, танцовщику приходится прыгать в высоту, что дает эффект легкости, но не добавляет чистоты исполнения. Дуэты тоже с помарками. Несмотря на большой конкурсный опыт, танцы Петра Борченко не премьерского уровня. А в игре так много мимики и жестов, что получается то ли комикс, то ли индийское кино.

В этом же спектакле в партии Гамзатти дебютировала здешняя солистка Ирина Кошелева. И вполне подтвердила необходимость приглашать «варягов»: для балеринской партии сил у танцовщицы недостаточно. Не хватает шага, прыжка, вращения, выворотности, стопы слабые.

А Вера Арбузова станцевала в «Дон Кихоте» Уличную танцовщицу. В черном с газовой юбкой с красным подбоем платье — словно все еще из эйфмановских спектаклей, Арбузова предъявила свой взгляд на хореографию, расстановку акцентов и школу танца. Какой репертуар еще ей смогут предложить здесь? Разве что Эгину в готовящемся «Спартаке»: на него поставлено слишком много. Энергетика у примы такая, что в академические партии не уместится. Танец с кинжалами у нее и вправду опасный. В этой магнетизерке нет красивости — есть притягательность, не соблазн — подчинение. Само собой, что самодовольного Эспаду Арбузова задвигает на раз. Приглашенный на спектакль из Большого театра бывший солист Михайловского (а потом Мариинки) Андрей Меркурьев отяжелел и танцевал с заметным усилием. Хотя какой смысл надрываться в прыжке, если его полагается выполнять с сомкнутыми ногами и вытянутыми стопами, а у Меркурьева колени не выпрямляются и стопы торчат вразброс. И походка скованно-нарочитая, как у робота.

Китри и Базиль были «свои» звезды Анастасия и Денис Матвиенко. Китри хороша как приложение к партнеру, а сама по себе не бравурная танцовщица, с не слишком внятной танцевальной артикуляцией, и выходы ее не производят балеринского впечатления. Темперамент довольно вялый, просто красивая артистка на сцене. Погоды не испортит, но и не сделает. Денис Матвиенко, как всегда, акцентирует трюки, хотя они все больше обретают статус привычки и производят все меньшее впечатление. И в одиночку Базиль не способен разогреть атмосферу. Он задает бешеные темпы вариации: просто здешние цветочницы — не мариинские, где его могли «сделать», причем более четким танцем. Игровые сцены артист старается разнообразить. Его звездность, собственно, и есть результат умения работать, потому с не слишком роскошными данными он стал эффектным танцовщиком, способным даже обыкновенный прыжок подать как полет.

Аналогичное умение работать сейчас выдвинуло на первый план в ансамблях Татьяну Мильцеву. И потому более способные и фактурные солистки рядом с ней проигрывают, хотя бы в коде теней, где одна Мильцева успевает зафиксировать на вращениях ногу в арабеск на нужной высоте — у остальных обозначается где-то внизу нечто скрюченное.

Пока Михайловский балет ищет звезд. Далее, надо полагать, речь должна пойти об укреплении ансамблей, поскольку бывшие примы и премьеры в них не вполне выдерживают строй. И о собственно кордебалете, который пока довольно разношерстный по танцевальной выучке и разнокалиберный. В результате даже тени никак не могут синхронно поднять ногу в арабеск. Приток свежих сил на пользу даже при их неоднозначности. А тут еще как-то между прочим стал постоянно появляться за дирижерским пультом Александр Титов.

Что же до самых громких приглашений Михайловского балета, то конкурировать с тигрицей для предстоящего «Спартака» все равно невозможно. Хотя лучше бы наконец пригласили в «Дон Кихота» осла.

Ирина Губская

Тип

статьи

Раздел

балет

Театры и фестивали

Михайловский театр

просмотры: 1794

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

статьи

Раздел

балет

Театры и фестивали

Михайловский театр

просмотры: 1794