Рудольф Бухбиндер: «Фестиваль в Графенегге — моё хобби»

Рудольф Бухбиндер

Петербургский фестиваль «Звезды белых ночей», абсолютно не похожий на другие музыкальные форумы, которые традиционно проходят летом в Европе, и этой своей импровизационной дикостью (когда афиша фестиваля публикуется за неделю до его открытия) как раз и привлекающий многочисленных поклонников со всего мира, перехватывает потихоньку модные тенденции у Зальцбурга и Люцерна.

Теперь на «Звездах» есть свои «артисты в резиденции» — это музыканты или композиторы, которые принимают участие в нескольких концертах подряд. Таким резидентным артистом этого года стал знаменитый венский пианист Рудольф Бухбиндер. Российские меломаны знают его еще по пластиночным записям семидесятых годов и по сотням современных CD.

Он прославился тем, что записывал и продолжает записывать произведения любимых венских композиторов жанровыми блоками. Так, в семидесятые годы он осуществил неподъемную по сути работу — записал все сонаты Гайдна, обращаясь как к первоисточнику для исследования к автографам и прижизненным изданиям нот, многие из которых лежат в его домашней библиотеке.

И второе его грандиозное начинание — создание в 2007 году фестиваля в австрийском Графенегге (замок в соседстве с новейшим концертным залом, расположенный в часе езды от Вены), который за пять лет существования разросся почти до традиционных для летнего форума месячных размеров. В Петербурге Рудольф Бухбиндер исполнял фортепианные сонаты Бетховена (32 сонаты за шесть вечеров). После одного из первых концертов удалось встретиться с пианистом для экспресс-интервью.

— О вас как о собирателе музыкальных манускриптов ходят легенды. Говорят, что в вашей коллекции есть автографы Брамса, Гайдна, Бетховена. Зачем вы собираете рукописи? Это один из видов страсти к коллекционированию?

— И Рахманинова, что для меня немаловажно. Изначально я так понимал свою профессию: исполнять музыку какого-то композитора означало для меня полное погружение в его мир. То есть я шел в библиотеку, в архив и изучал рукописи и первые издания нот с пометками автора. Такого рода работа превратилась со временем в страсть. И как только у меня появилась возможность приобретать раритеты для своей частной коллекции, я включился в игру, стал коллекционером. Но в любом случае, все что у меня хранится, — хранится не под стеклом: я все использую для работы.

— Какая специфика вашей коллекции?

— Венские музыканты в широком смысле слова. Я называю венцами всех, кто работал в Вене, — естественно, сюда в первую очередь попадает Бетховен (здесь игра слов, так как никакой другой иностранный музыкант не имеет столько памятных досок на венских домах — Бетховен жил в Вене в десятках съемных квартир. — Е.Б.).

— Раз вы так любите библиотечное уединение, наверное, вам ближе камерная музыка?

— Так было когда-то, но потом эта странность прошла. Последние двадцать лет (пианист родился в 1946 году. — Е.Б.) я половину годовых концертов играю с оркестрами.

— Кстати об оркестрах. Как руководитель фестиваля вы, наверное, не упустили случая, находясь в России, пригласить к себе в Графенегг российских музыкантов?

— Я уже играл много с российскими дирижерами — с Юрием Темиркановым, Владимиром Федосеевым и другими. Конечно, теперь мне очень хочется, чтобы Валерий Гергиев и замечательный мариинский оркестр приехали с Графенегг, и не с одним концертом. Договоренность уже есть — они приедут в 2013 году.

— Известно уже, что они будут играть, и будете ли вы солировать?

— Думаю, что буду, но программу мы пока не обсуждали.

— Обычно это очень заранее делается. Программный директор приезжает, оговаривает все пункты.

— В Графенегге все по-другому. Мои программные директора — это сами музыканты. Какую программу маэстро привозит, такую мы примем.

— А как же всякие модные мотто и тематические программы?

— Не говорите мне про тематику. Я ненавижу это. И многие другие музыканты ненавидят, когда их «встраивают» в какую-то тему, программу. Те же Брендель и Поллини. Как руководитель фестиваля я даю полную свободу музыканту. Все, что он делает — только его выбор.

— То есть, составление фестивальной афиши не отнимает у вас половину жизненного времени?

— Ни в коем случае. Фестивальная деятельность — чистое хобби. К моей основной профессии не имеет никакого отношения.

— Вы уже во второй раз в Петербурге, а в июле еще раз вернетесь сюда. Когда заедете в Москву?

— Первого апреля 2012 года вместе с Лондонским филармоническим оркестром под руководством Владимира Юровского.

Беседу вела Екатерина Беляева

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама