Возвращение «Роберта-дьявола»

«Роберт-дьявола» в Ковент-Гардене

Интерес к событию, а мы именно так и должны отнестись к этому, как к событию мирового значения, возник задолго до открытия занавеса одной из самых престижных мировых оперно-театральных сцен — лондонского «Ковент-Гардена».

Во-первых, опера была написана на сюжет анонимного рыцарского романа, в основе которого лежит средневековая легенда о герцоге Нормандии Роберте Втором, сыне первого нормандского короля Англии Вильгельма Завоевателя. Первое издание романа вышло во Франции в 1496 году.

Во-вторых,

«большая французская опера-seria» Джакомо Мейербера была написана почти 180 лет назад.

Премьера её состоялась в Париже 22 ноября 1831 года и долго волновала потом мировую публику. В московском Большом театре она была поставлена в 1834 году. В связи с этим в России слушатели разделились на группы «бертрамистов» (роль Бертрама, которую исполняли Ферзинг, Левассёр, Стравинский и Шаляпин) и «робертистов» по тому же принципу, как любители голоса Лемешева и Козловского в советской России противостояли друг другу в составе противоборствующих группировок.

После высокой популярности в 19 веке, опера была в забвении в течение века 20-го почти до 1985 года, когда она вновь была поставлена на парижской сцене.

«Роберт-дьявол» в Ковент-Гардене

Надо отметить, что приход в Королевскую оперу Великобритании Антонио Паппано в качестве музыкального руководителя наложил отпечаток на репертуарную политику театра. Он обещал показать англичанам как можно больше французских опер, что на самом деле и стало претворяться в жизнь. Поэтому, лондонцы смогли услышать «Таис» и «Золушку» Массне, «Жидовку» Галеви, «Гамлета» Тома и вот теперь — «Роберта-дьявола» Мейербера. Согласитесь, эти названия встречаются совсем не часто на афишах театров.

Первые три акта пролетают на одном дыхании!

А ведь это 75 минут (два акта идут без паузы) и 50 минут, плюс 30-минутный перерыв!

Постановщик Лоран Пелли продумал каждую деталь, отталкиваясь в своих акцентах от музыки, что заставляет только сказать: «Браво!». Особенно интересен подход к решению массовых сцен. Отношение к рыцарской тематике проходит сквозь призму военной машинерии. Мужской хор, одетый в рыцарские латы, решён режиссёром как некая военная фигура, машина — символ насилия и убийств. Сразу пришла на ум в качестве основы всего этого терракотовая армия китайского императора Цинь Шихуанди. На спектакле возникнет тоже самое чувство, что это пришло оттуда, из далёких веков, но не из Китая, где даже лошади — игрушки, переставляемые властной рукой кого-то, пока неясного.

«Роберт-дьявол» в Ковент-Гардене

Женский хор тоже «обезличен» одинаковыми, но разными по цвету костюмами, соответствующими цвету четырёх лошадей: красный, жёлтый, голубой и зелёный. Всё это подчёркивает идею, что живые люди — лишь марионетки в руках рока.

Долгая балетная сцена в третьем акте решена настолько умно и логично, что доставляет невероятное удовольствие от воскрешения духов из могил, превращаясь в сцену обольщения-насилия над Робертом (хореография — Лионель Ош). Далее возникает ощущение «спада накала». Но известно,что в 1829 году у Мейербера был контракт на сочинение трёхактной оперы, однако во время написания стало ясно, что 3 актов недостаточно для полного воплощения либретто. Может поэтому у композитора тоже возник некий спад в процессе творчества.

С другой стороны, на четвёртый и пятый акты выпадает большая часть басовых красот Бертрама.

Когда слушаешь эту музыку, то начинаешь понимать, почему появились «бертрамисты»

— уж больно партия соблазнительна по её глубинному решению и по значимости (аналог Мефистофеля в «Фаусте» Гуно.) Однако ясно и то, что в конце ставится непосильная задача «встречи рая и ада» на одной сцене. На мой взгляд, это выглядит немного карикатурно, но сама идея решена композитором так, что поставить по-другому трудно. Хоть и возможно, но это может быть вопрос количества денег, выделенных на постановку, а сама идея вечна, кто победит — светлые силы или тёмные...

«Роберт-дьявол» в Ковент-Гардене

Что касается исполнителей, то хотелось бы сказать, что собран букет на редкость талантливых современных певцов мирового уровня! Когда это слушаешь в театре, понимаешь, насколько великолепно продуман, для каждой роли подобран ансамбль солистов.

Исполнитель главной роли тенор Брайан Хаймел потрясает владением своим красивым голосом. Я уж молчу о том, с какой лёгкостью он берёт высокое ноты типа ре-бемоль, но и каждое слово и фраза исполнены глубоким смыслом. И практически всё без фальши!

В связи с последним: менее удачно получилась роль «второго тенора» нормандского трубадура Рэмбо, исполненная Жаном-Франсуа Борразом. Проскакивали несколько раз не совсем чистые ноты, хоть и красивого тембра. В целом впечатление от его исполнения очень хорошее. Мне показался он более сценически скованным, нежели другие солисты, но говоря о чём-то «более или менее», мы всегда имеем ввиду, что это «более или менее» высочайшего мирового уровня.

«Роберт-дьявол» в Ковент-Гардене

Исполнитель роли Бертрама Джон Рельи обладает сильным, красивым, ярким, сочным басом. Когда наступает его черёд выступить, обольстить, пригрозить, уговорить он раскрывается ещё и как хороший актёр. В какой-то момент у меня возникла связь интерпретации Лораном этого образа со Спаланцани или Доктором Мираклем из «Сказок Гофмана» Оффенбаха, оперы, написанной пятьюдесятью годами позже. Тому способствуют внешние причины: Джон Рельи высокий и худощавый, и его изломанная фигура в сочетании с костюмом сама по себе напоминает о неких мистических заклинаниях. К сожалению, в крайних верхних нотах он звучал не со столь убедительным блеском, что могло быть вызвано разными обстоятельствами, о чём мне на сегодняшний момент ничего неизвестно.

Марина Поплавская, можно сказать, завсегдатай таких сцен, как «Метрополитен» в Нью-Йорке и Королевская опера в Лондоне, зарекомендовавшая себя уже как звезда мирового оперного искусства, опять подтвердила свою принадлежность к музыкальному олимпу. Её продуманность роли Алисы, наполнение каждого слова смыслом, наряду с великолепным вокалом, ставят её на высшую ступеньку пьедестала. В этот раз она просто покорила теплотой и тёмными красками тембра в низком регистре, чего я до этого не слышал у неё! Её партнёрские качества в лучших традициях русской школы актёрского сопереживания.

«Роберт-дьявол» в Ковент-Гардене

Роль Изабеллы в этот раз исполнила Софья Фомина. Прекрасный голос, но понимаю её волнение — она за короткий срок заменила основную певицу, заявленную в программе, Дженнифер Роули. Чувствовалась некая скованность, но в целом, советую приглядеться к музыканту — это будущая звезда оперной сцены ближайших лет.

Не могу не сказать добрых слов по поводу блестящей игры оркестра под управление Даниэля Орена. Маэстро словно над всеми парит: он тесно идёт в контакте с исполнителями на сцене и в оркестровой яме.

В завершение хочется сказать, что когда слушаешь коллектив такого высокого исполнительского уровня, начинаешь понимать волшебство совершаемого в театре, поднимающего нас духовно. Спасибо им всем — тем, кого видим и слышим на сцене, и тем, кто неутомимо трудится «невидимками» для достижения этих высот!

Фото: ROH / Bill Cooper

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии
Произведения
Автор

реклама

вам может быть интересно

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама