Ильдар Абдразаков forever

Игорь Корябин, 29.03.2019 в 14:20

На II Международном музыкальном фестивале певца в «Зарядье»

Именной фестиваль Ильдара Абдразакова – музыкальный форум совсем еще молодой. Родившемуся в Уфе младенцу – всего два года, но он своими артистическими ножками уже протоптал дорогу в Москву – в самое сердце нашей родины, в новехонький, сверкающий блеском современного архитектурного дизайна зал «Зарядье». Музыкальные события в его первом концертном сезоне давно уже льются, как из рога изобилия, и нынешняя выездная сессия фестиваля из Уфы до самых краев наполнила этот рог игристым вокальным вином академического разлива. Его букет пришелся по вкусу всем – и неискушенной широкой публике, и меломанам-завсегдатаям, которые на любой «музыкальный вопрос» всегда найдут свой – зачастую идущий далеко не в русле мейнстрима – ответ.

Собственно, так было и сейчас, но ясно одно: московский концерт II Международного музыкального фестиваля Ильдара Абдразакова подарил слушателям подлинный праздник! И хотя у автора этих строк возникло одно непреодолимое недоумение, на благородное послевкусие от фестивального музыкального букета оно всё же не повлияло. Об этом – чуть позже, а пока определимся с диспозицией. I Фестиваль Ильдара Абдразакова, статус которого обозначен как ежегодный, состоялся в апреле прошлого года. Почему в Уфе? Но это очевидно, ведь Уфа – малая родина певца. А инициатором проведения и организатором фестиваля стал учрежденный в 2016 году Фонд поддержки молодых талантов в области искусства Ильдара Абдразакова.

В прошлом году в Уфе серия концертов фестиваля прошла с участием певца и других звезд мировой сцены, а также молодых, только начинающих свой путь артистов, в числе которых были студенты Уфимского государственного института искусств им. Загира Исмагилова и студенты Международной академии музыки Елены Образцовой. Вспомним, что Ильдар Абдразаков – художественный руководитель этой Академии с момента ее открытия в Санкт-Петербурге в 2015 году. В рамках I Фестиваля прошли также мастер-классы, открытые репетиции и благотворительные концерты. Закономерно, что и на II Фестивале, впервые расширившем свою географию не только Москвой, но также Казанью и Альметьевском, изначальная стратегия снова была поставлена во главу угла, и в аспекте тактики программа нынешнего года построена по образу и подобию прошлого.

Мастер-классы на сей раз прошли и в Уфе, и в Москве, а торжественным открытием фестиваля в Уфе в Башкирском государственном театре оперы и балета 13 марта стал гала-концерт Ильдара Абдразакова и Василия Ладюка при участии солистки этого театра Диляры Идрисовой, солиста Мариинского театра Кирилла Белова и молодых солистов международных музыкальных академий. За дирижерский пульт оркестра театра в Уфе встал итальянский маэстро Фабио Мастранджело, а концерт в Москве – гала-концерт звезд мировой оперы, – обозначивший кульминацию фестиваля и являющийся предметом настоящих заметок, прошел 19 марта. Завершили его концерты «Верди Гала» в Казани (в ГБКЗ им. Салиха Сайдашева) и в Альметьевске (во Дворце культуры «Нефтьче»), и речь идет об оркестровых рециталах Ильдара Абдразакова 23 и 24 марта с Государственным симфоническим оркестром Республики Татарстан (дирижер – Александр Сладковский).

…Итак, наконец, Москва, «Зарядье» – и мы занимаем места в зрительном зале. Весь вечер с нами – Государственный симфонический оркестр «Новая Россия», а место за его дирижерским пультом отдано маэстро из Италии Клаудио Ванделли. «Не испытывая терпения» меломанов, пришедших на этот концерт исключительно слушать голоса, оркестр исполнил всего две увертюры – к «Свадьбе Фигаро» Моцарта и «Сороке-воровке» Россини, правда, последняя – такая большая (и «по-россиниевски в квадрате» роскошная!), что вполне могла считаться и за две!

Сам же виновник фестивального торжества, задавая высокую планку событию, был в этот вечер явно на лихом вокальном коне, «позвав» всех участников вечера за собой и на сей раз порадовав слушателей парой арий из опер Моцарта (арией Лепорелло со списком «Madamina, il catalogo è questo» из «Дон Жуана» и арией Фигаро «Non più andrai, farfallone amoroso» из «Свадьбы Фигаро»), а также двумя номерами из опер Россини (арией Дона Базилио «La calunnia è un venticello» из «Севильского цирюльника» и дуэтом Линдора и Мустафы «Se inclinassi a prender moglie – Vuoi bellezza? Vuoi ricchezza?» из «Итальянки в Алжире» в ансамбле с известным сегодня американским тенором Лоуренсом Браунли).

И Моцарт, и Россини – две музыкальные глыбы, в чём-то соприкасающиеся друг с другом, а в чём-то отстоящие друг от друга нарочито далеко, но для стилистической адекватности и в том, и в другом репертуаре нужен весьма пластичный и подвижный, подлинно кантиленный и тонко чувствующий музыку бас-кантанте. В лице певца-актера Ильдара Абдразакова именно такого исполнителя мы и находим, и в какой бы ипостаси он ни выходил на сцену – положительной или отрицательной, комической или серьезной, – характерам своих персонажей он всегда сообщает безотказно действующее доверительное тепло и подлинно глубокую человечность.

Так было и на сей раз в музыкальных зарисовках и «совестливого» слуги Лепорелло, не одобряющего поступков своего хозяина, но вынуждено ему потакать, и ловкого хитреца Фигаро, и прохиндея Базилио, и классического форменного простака Мустафы, обвести которого вокруг пальца, как оказывается, ничего и не стóит! Ко всем персонажам Ильдара Абдразакова начинаешь относиться, как к своим лучшим друзьям, даже если и понимаешь, что с кем-то из них дружить вовсе не захочешь. Магия актерской личности, магия музыканта, для которого техническая оснащенность лишь средство, а не цель, заставляет слушателя на время забывать о реальности и погружаться в психологию его оперных героев, любя их даже тогда, когда сами типажи, возможно, этого и не заслуживают…

Но именно в этом сила подлинной оперы и ее настоящих больших артистов! А этот концерт окончательно убедил и в том, что Лоуренс Браунли сегодня вырос в настоящего певца, артиста и музыканта! Почему убеждение в этом пришло лишь сейчас? Да потому, что первая встреча с ним в партии Дона Рамиро в «Золушке» Россини на фестивале в Пезаро в 2010 году просто произвела впечатление номинальной добротности: сдержанность отношения к певцу была вызвана отсутствием в нём на тот момент яркой творческой индивидуальности и музыкантского драйва. В Москве мы впервые услышали его в 2011 году, и впечатления «за» и «против» после того визита, постоянно боровшиеся друг с другом, ничего кардинально нового в плане подвижки мнения об исполнителе не принесли.

Нынешнее же возвращение певца в Москву через семь с половиной лет после того концерта оказалось-таки способно поразить в заведомо позитивном аспекте! Певец начал с арии Дона Оттавио «Dalla sua pace la mia dipende» из «Дон Жуана» Моцарта, а продолжил выступление в дуэте Уберто и Елены «Sei già sposa? Ed è Rodrigo… – Le mie barbare vicende…» из «Девы озера» Россини с молодой начинающей меццо-сопрано из Италии Анной-Дорис Капителли. Правда, дуэт был исполнен лишь наполовину (начальный раздел и медленная часть), а следующий за ними переходный раздел и финальную стретту мы так и не услышали. К сожалению, подобные фокусы на концертах в родном отечестве давно стали у нас в порядке вещей, и каждый раз, сталкиваясь с этим, просто разводишь руками!

Однако недоумение вызвало вовсе не это, а исполнительница партии Елены. Певица из Италии позиционирует себя как меццо-сопрано, но исполненные ею затем арии героинь Россини – каватина Розины «Una voce poco fa» из «Севильского цирюльника» и финальное рондо Анджелины «Nacqui all’affanno, al pianto … Non più mesta accanto al fuoco» из «Золушки» Россини – в отсутствии у певицы нижнего регистра и тембральной сочности звукоизвлечения упрямо говорят, что перед нами – латентное сопрано, тенденция культивации которых в современном западном оперном мире прослеживается уже давно.

И ярким подтверждением этого служит вылазка певицы в сопрановый репертуар в дуэте из «Девы озера» Россини, который произвел заведомо бóльшее впечатление, чем россиниевские хиты меццо-сопрано! Он мог бы, вероятно, произвести впечатление еще бóльшее, если бы был допет до конца… Так что появление Анны-Дорис Капителли в этом концерте – пока лишь явный аванс, который еще потребует оправдания в будущем. И если это ей удастся, за певицу можно будет лишь порадоваться! Но, конечно, следует отметить двух молодых исполнителей, попавших в программу вечера после мастер-классов в рамках этого фестиваля. Сопрано Надежда Мейер довольно технично, изящно и стилистически точно спела куплеты Марии «Chacun le sait, chacun le dit» из «Дочери полка» Доницетти, а южнокорейский бас-баритон Бьйон Мин Гил драматически экспрессивно и необычайно вдохновенно спел на русском языке каватину Алеко из одноименной оперы Рахманинова.

…Впечатления от молодых артистов незаметно как-то увели от Лоуренса Браунли, который после дуэта из «Девы озера» спел популярнейший романс Неморино «Una furtiva lagrima» из «Любовного напитка» Доницетти, а в начале второго отделения вечера просто положил зрительный зал на обе лопатки знаменитейшей арией Тонио «Ah! Mes amis, quel jour de fête!», девять верхних до в которой – всегда главный концертный супертрюк для публики. Сравнивая исполнение этой арии певцом в Москве в 2011 году, подмечаешь, что в техническом мастерстве он значительно прибавил, что трюк с верхними нотами стал, наконец, музыкой, а звуковедéние выровнялось и облагородилось, что музыкальность пробила завесу простой формальной вокализации. Но разве заведомо сложная и весьма прихотливая субстанция бельканто может быть простым пением весьма непростых нот, а тем более формальным? На этот раз певец дал четкий ответ – не может!

Чувственность появилась и в романсе Неморино, и в арии Дона Оттавио, о которой шла речь выше. Жаль, конечно, что Лоуренс Браунли не спел ни одной арии Россини, но даже по двум дуэтам – из «Девы озера» с Анной-Дорис Капителли и «Итальянки в Алжире» с Ильдаром Абдразаковым – можно было заключить, что и с Россини у певца на сей раз всё как будто бы в полном порядке. С сопрано Дилярой Идрисовой тенор исполнил еще один дуэт – дуэт Джильды и Герцога из «Риголетто» Верди «Signor nè principe – io lo vorrei – T’amo!». Для специфики лирического тенора Лоуренса Браунли это была совсем не его музыка, ведь вердиевские страсти требуют абсолютно иного вокально-драматического наполнения, и всё же он смог их предъявить, так что сей дуэт очень даже у него получился!

Кстати, из этого дуэта была изъята внутренняя «речитативная» часть, что в условиях концерта вполне нормально и разумно, зато финальная стретта, обозначив законченность номера, чего не было, к примеру, в дуэте из «Девы озера» и чего ему так недоставало, к счастью, прозвучала. Так что в этих случаях всегда следует искать разумный оптимум, а не идти, как в «Деве озера», по пути наименьшего сопротивления. Но как бы то ни было, в этот вечер Диляра Идрисова убедительно доказала, что в рамках лирического амплуа ей подвластна музыка разных эпох и стилей. Свое выступление она начала с виртуозной арии Аспазии «Al destin, che la minaccia» из оперы «Митридат, царь Понта» Моцарта, после чего музыкальное очарование продлилось прелестным вальсом Джульетты «Je veux vivre» из «Ромео и Джульетты» Гуно. А дуэт из «Риголетто» как раз и стал ее последним номером.

Певицу из Уфы московские меломаны хорошо знают и успели полюбить по многим ее концертным проектам, в основном, связанным с музыкой барокко, так что серьезный Моцарт добавил еще одно необычайно яркое впечатление фактически «из той же оперы». А услышать ее в лирическом французском амплуа и в репертуаре романтического Верди было и необычайно интересно, и восхитительно приятно! А до этого как-то не доводилось, если не считать арии Маргариты «Ô beau pays de la Touraine … A ce mot seul s’anime et renaît la nature» из «Гугенотов» Мейербера, которая как раз и была заявлена в программе, но неожиданно была заменена на вальс Джульетты. А эту (выходную) арию Маргариты из «Гугенотов» в поистине феерическом исполнении певицы рецензенту всё же довелось услышать на третьем туре XI Международного конкурса молодых оперных певцов Елены Образцовой в Санкт-Петербурге (2017), где певица взяла тогда почетную III премию…

Итак, феерия нашего музыкального путешествия близится к своему оперному финалу, и последнюю точку в ней ставит искрометный финал первого акта «Итальянки в Алжире». Для его исполнения к участникам концерта Ильдару Абдразакову, Лоуренсу Браунли, Диляре Идрисовой и Анне-Дорис Капителли присоединяются солисты Московского театра «Новая Опера» им. Евгения Колобова – сопрано Ольга Терентьева, а также баритоны Илья Кузьмин и Александр Мартынов. Так как хора в этот вечер не было, первая хоровая сцена финала, естественно, была исключена. Номер начался с «дуэта» Изабеллы и Мустафы «Oh! Che muso, сhe figura!.. – Oh! Che pezzo da Sultano!», но под «шумок» исчезла и следующая за ним сцена. Дальше «потерь» уже не было, но в септет «дуэт» превратился сразу, стадию «квартета» миновав, и на финальных аккордах, понятно, так же легко обошлось без хора.

Но, тем не менее, «грядка артишоков», как сам Россини остроумно называл певцов, выстраивающихся у рампы для исполнения ансамбля, взошла под занавес вечера эффектно и музыкально забористо! И всё же эта последняя ансамблевая точка неожиданно оказалась предпоследней, ибо на бис все участники исполнили «Funiculì funiculà» – известнейшую неаполитанскую песню Луиджи Денцы на слова Джузеппе Турко. Но вот уже и концерт окончен, и финальная музыкальная поездка на фуникулере окончена тоже… На сей раз это определенно могло значить лишь то, что еще один оперный гала-концерт, душой которого был Ильдар Абдразаков, стал достоянием новейшей музыкальной истории, а тот светлый праздник, что он принес, живет теперь в наших сердцах!

Фото предоставлены отделом по связям с общественностью зала «Зарядье»

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Зарядье

Персоналии

Ильдар Абдразаков, Лоуренс Браунли, Диляра Идрисова

Коллективы

Новая Россия

просмотры: 1116

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама

Тип

рецензии

Раздел

опера

Театры и фестивали

Зарядье

Персоналии

Ильдар Абдразаков, Лоуренс Браунли, Диляра Идрисова

Коллективы

Новая Россия

просмотры: 1116