Звездопад среди белой ночи

27.05.2004 в 21:02

Мариинский театр

Едва завершив Московский пасхальный фестиваль и попутно проведя серию выступлений в Лондоне и гастроли в Японии с оркестром Роттердамской филармонии, Валерий Гергиев приступает к финальному суперпроекту этого сезона — 30 мая в Петербурге открывается Международный фестиваль искусств "Звезды белых ночей".

Организованные по инициативе Гергиева двенадцать лет назад, "Звезды белых ночей" в чистом виде воплощают представление своего создателя о том, каким должен быть музыкальный фестиваль: очень масштабным (без малого полтора месяца), очень насыщенным, если не сказать изматывающим (более шестидесяти мероприятий), ярким по программе, но без излишнего концептуализма. Все другие проекты маэстро - как в России, так и за рубежом - невольно повторяют эту идеологию в большей или меньшей степени.

"Звезды белых ночей" для Гергиева - сродни долгожданному первенцу, с которым в свое время было много хлопот, но который за прошедшие годы вырос и окреп и все больше радует своего создателя. Участники фестиваля - в основном артисты Мариинского театра, добровольно устраивающие себе этот марафон каждый раз перед плановым отпуском и ежегодно доказывающие свой статус самой мощной и самой выносливой театральной труппы страны. Афиша фестиваля сродни годовому отчету о проделанной работе - здесь представлены все лучшие спектакли сезона плюс пара новых репертуарных названий, которые обычно стоят в начале плотного списка событий. Это не значит, что Мариинским театром фестиваль и исчерпывается: в перечне исполнителей встречаются и приглашенные звезды, но обычно Гергиеву удается удачно вписать их появление в общий театральный контекст - ввести оперную звезду в спектакль текущего репертуара или пригласить известного пианиста (скрипача, дирижера) выступить с Мариинским оркестром.

Специальные события

Так будет и в этот раз. В двух операх появится знаменитейший итальянский бас Феруччо Фурланетто, осколок той культуры итальянского бельканто, которая, по мнению оперных критиков, неумолимо уходит в прошлое. Фурланетто появится в пышной постановке "Дона Карлоса" Верди (30 июня) и - что даже более интересно - в главной партии в "Борисе Годунове" Мусоргского (25 июня). Еще одна итальянская звезда - сопрано Барбара Фриттоли - блеснет в "Реквиеме" Верди 12 июля, причем компанию в квартете солистов ей составят представительные питерские вокалисты - Ольга Бородина, Евгений Акимов и Ильдар Абдразаков.

В отдельный изящный цикл выделены выступления гостей-инструменталистов - в этом году Валерий Гергиев призвал в Северную столицу лучших отечественных пианистов и объединил их концерты под симпатичным титулом "Фортепианные звезды белых ночей". Среди них как хорошо знакомые петербургской публике Александр Торадзе и Владимир Фельцман, так и относительно новые лица: Михаил Плетнев, с которым Гергиев триумфально выступил в Москве в 2003 году, и Ефим Бронфман, пересекающийся с маэстро в основном в Европе и Америке.

Потенциальная сенсация

Гергиев, впрочем, не был бы Гергиевым, если бы не приготовил к грядущим "Белым ночам" будоражащий воображение сюрприз - новую постановку "Жизни за царя" Глинки, которая как минимум вызовет ожесточенную полемику в рядах критиков, а может и спровоцировать немалый скандал в гораздо более широких кругах. Новую версию первой русской национальной оперы - аккурат к 200-летию со дня рождения композитора - готовит молодой, но уже очень хорошо известный театралам режиссер Дмитрий Черняков, несколько лет назад рискнувший предложить публике абсолютно новый взгляд на русскую оперу. Его прочтение "Сказания о невидимом граде Китеже" Римского-Корсакова, поставленного в Мариинке четыре года назад, вызвало бурю самых разноплановых эмоций как среди театралов, так и в самом театре. Споры о том, насколько оправданным было пересказывать метафорическую притчу Римского-Корсакова современным театральным языком и с современными аллюзиями, не утихают до сих пор, а теперь явно получат продолжение. Не участвовавший в этих ожесточенных дискуссиях Гергиев, вероятно, не позвал бы Чернякова на вторую постановку, если бы минувшим летом "Китеж" не имел оглушительного успеха на гастролях в нью-йоркской MET, а влиятельная New York Times не написала бы про Чернякова: "Если боссы из Metropolitan Opera еще не позвали этого парня к себе, то они совершили непростительную ошибку". Ныне альянс Черняков-Гергиев предстает в глазах наблюдателей еще более интригующим: ладно Китеж, но теперь идет речь едва ли не о главном "священном чудовище" русской оперы - произведении, олицетворяющем национальный менталитет и прочие дорогие сердцу патриотов ценности. 1 июня спектакль, по слухам, собирается посетить президент Путин, что выводит новую "Жизнь за царя" за рамки просто театрального события.

В оперной афише фестиваля новую "Жизнь за царя" удачно оттенят другие постановки русских опер: поражающая буйством красок и роскошными костюмами "Руслан и Людмила" (где, кстати, партию Людмилы споет московская звезда Хибла Герзмава), один из старейших спектаклей театра "Садко" Римского-Корсакова, восстановленный после памятного сентябрьского пожара "Мазепа" Чайковского и две репертуарные новинки, представленные еще в апреле, - "Нос" Шостаковича и "Снегурочка" Римского-Корсакова. В дополнение же к этому - концертные исполнения, с помощью которых Мариинский театр возвращает к жизни нерепертуарные названия. В этом году это две не слишком популярные оперы Римского-Корсакова - "Майская ночь" и "Млада" (единственная в истории русской музыки опера-балет). Плюс фирменное мариинское блюдо прошлого сезона - тетралогия Вагнера "Кольцо нибелунга", сценически оформленное Георгием Цыпиным и искусно подсвеченное Глебом Фильштинским.

Изящные украшения

Балетная афиша фестиваля так же, как обычно, собирает лучшие силы Мариинки. Главной балетной звездой нынешних "Белых ночей" станет классик хореографии ХХ века Джордж Баланчин, которому в этом году исполнилось бы 100 лет. Георгий Баланчивадзе, воспитанник петербургской балетной школы, эмигрировавший в Америку и назвавшийся там Джорджем Баланчиным, поставил множество спектаклей и номеров в самых разных жанрах - от сюжетных балетов до голливудских шоу-программ. Заниматься всем этим ему приходилось не только вследствие широты творческих интересов, но и просто ради заработка. Тем не менее Баланчину удалось создать собственный хореографический язык, основанный на виртуозной игре с классическими балетными па. Перебирая их как драгоценности, показывая в неожиданных ракурсах, соединяя в рискованной последовательности или прокручивая в немыслимом для прошлого века темпе, Баланчин пытался воскресить в Новом свете образы балетных празднеств старых императорских театров - многоактных спектаклей, где кордебалет составлял в танцах величественные группы, напоминавшие своими контурами петербургские дворцы (знаменитую "Симфонию до мажор" в Европе так и называют "Хрустальным дворцом"), а виртуозные соло балерин уподоблялись драгоценным камням в пышной оправе.

Однако в нынешней программе "Симфонии до мажор" не будет: за несколько лет штудирования хореографии Баланчина Мариинский театр уже "перекормил хрусталем" и балетоманов, и публику. Поэтому к юбилею извлекли из архивов менее совершенные постановки балетмейстера и добавили к ним популярные образцы старой доброй классики, объявленные предтечами юбиляра, а также модных современных хореографов, провозглашенных наследниками Баланчина. Ну и мобилизовали приглашенных звезд.

В результате программа "Век Баланчина" включает, к примеру, фокинскую "Шопениану" с участием молодой петербургской солистки Дарьи Павленко и московского артиста Данилы Корсунцева. Мелькают в ней "Тени" Мариуса Петипа с обольстительной Дианой Вишневой и соблазненным звездными перспективами юным киевлянином Леонидом Сарафановым. Подверстаны к юбилею и недавно освоенные петербургскими артистами композиции Уильяма Форсайта. В этих наворотах прыжков, изгибов, вращений, головоломных поддержек и кульбитов рядом с тем же Сарафановым и звездой труппы Андрианом Фадеевым можно будет увидеть и просто солистов: Наталью Сологуб, Игоря Колба, Максима Хребтова и множество других.

Если что из постороннего репертуара и имеет прямое отношение к стилю Баланчина, так это танцсимфония "Величие мироздания" Федора Лопухова - истинной предтечи и учителя Баланчина, наставившего его на тот самый путь, по которому Лопухов не успел пройти сам.
Ну а в постановках самого Баланчина звезда-хореограф и звезды-исполнители встретятся в "Бриллиантах" - финале триптиха "Драгоценности", где наконец-то будет солировать входящая в форму после травмы и рождения ребенка Ульяна Лопаткина в паре с тонким, надменно-властным премьером Парижской оперы Жозе Мартинезом.
В целом афиша фестиваля такова, что меломанам и балетоманам просто следует на полтора месяца перебраться в Питер - ну или уж, на худой конец, ездить туда каждую неделю.

Михаил Фихтенгольц, Елена Шевченко, profile.ru

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама



Тип

статьи

Раздел

опера, балет

Театры и фестивали

Звёзды белых ночей

Персоналии

Валерий Гергиев, Леонид Сарафанов

просмотры: 2934



Спецпроект:
В гостях у Belcanto.ru
Смотреть
Спецпроект:
Мир музыки Чайковского
Смотреть