Винченцо Беллини

Vincenzo Bellini

Дата рождения
03.11.1801
Дата смерти
23.09.1835
Профессия
Страна
Италия

...Он богат чувством печали, чувством индивидуальным, ему одному присущим!
Дж. Верди

Винченцо Беллини (Vincenzo Bellini)

Итальянский композитор В. Беллини вошел в историю музыкальной культуры как выдающийся мастер бельканто, что в переводе с итальянского означает прекрасное пение. На обороте одной из золотых медалей, выпущенных еще при жизни композитора в его честь, краткая надпись гласила: «Творец итальянских мелодий». Его славу не мог затмить даже гений Дж. Россини. Необыкновенный мелодический дар, которым обладал Беллини, позволил ему создать самобытные и исполненные сокровенного лиризма интонации, способные воздействовать на самый широкий круг слушателей. Музыку Беллини, несмотря на отсутствие в ней всестороннего мастерства, любили П. Чайковский и М. Глинка, Ф. Шопен и Ф. Лист создали ряд произведений на темы из опер итальянского композитора. В его произведениях блистали такие выдающиеся певцы XIX в., как П. Виардо, сестры Гризи, М. Малибран, Дж. Паста, Дж. Рубини А. Тамбурини и др. Беллини родился в семье музыкантов. Музыкальное образование он получил в неаполитанской консерватории Сан-Себастьяно. Ученик известного тогда композитора Н. Цингарелли, Беллини очень скоро начал искать свой путь в искусстве. И его короткая, всего лишь десятилетняя (1825-35) композиторская деятельность стала особой страницей в итальянской опере.

В отличие от прочих итальянских композиторов Беллини был совершенно равнодушен к опере-buffa, этому излюбленному национальному жанру. Уже в первом произведении — опере «Адельсон и Сальвини» (1825), с которым он дебютировал в консерваторском театре Неаполя, ярко проявилось лирическое дарование композитора. Имя Беллини приобрело широкую известность после постановки оперы «Бьянка и Фернандо» неаполитанским театром Сан-Карло (1826). Затем с огромным успехом в миланском театре Ла Скала проходят премьеры опер «Пират» (1827) и «Чужестранка» (1829). С восторгом встречает публика спектакль «Капулети и Монтекки» (1830), впервые поставленный на сцене венецианского театра Фениче. В этих произведениях нашли горячее и искреннее выражение патриотические идеи, созвучные новой волне национально-освободительного движения, начавшейся в Италии в 30-е гг. прошлого века. Поэтому многие премьеры опер Беллини сопровождались патриотическими манифестациями, а мелодии из его произведений напевали на улицах итальянских городов не только завсегдатаи театров, но и мастеровые, рабочие, дети.

Слава композитора еще больше упрочилась после создания опер «Сомнамбула» (1831) и «Норма» (1831), она выходит за пределы Италии. В 1833 г. состоялась поездка композитора в Лондон, где он с успехом дирижировал своими операми. Впечатление, производимое его сочинениями на И. В. Гете, Ф. Шопена, Н. Станкевича, Т. Грановского, Т. Шевченко, свидетельствует об их значительном месте в европейском искусстве XIX столетия.

Незадолго до смерти Беллини переехал в Париж (1834). Там для Итальянского оперного театра он создал свое последнее произведение — оперу «Пуритане» (1835), о премьере которой дал блестящий отзыв Россини.

По количеству созданных опер Беллини уступает Россини и Г. Доницетти — перу композитора принадлежит 11 музыкально-сценических произведений. Он работал не так легко и быстро, как его прославленные соотечественники. Во многом это было связано с методом работы Беллини, о котором он рассказывает в одном из своих писем. Вчитывание в либретто, проникновение в психологию персонажей, актерское перевоплощение в характер, поиск речевого, а затем музыкального выражения чувств — таков путь, начертанный композитором.

В создании романтической музыкальной драмы подлинным единомышленником Беллини оказался поэт Ф. Романи, ставший его постоянным либреттистом. В содружестве с ним композитор добивался естественности воплощения речевых интонаций. Беллини великолепно знал специфику человеческого голоса. Вокальные партии его опер чрезвычайно естественны и удобны для пения. Они наполнены широтой дыхания, непрерывностью мелодического развития. В них отсутствуют излишние украшения, ибо смысл вокальной музыки композитор видел не в виртуозных эффектах, но в передаче живых человеческих эмоций. Считая своей главной задачей создание прекрасных мелодий и выразительного речитатива, Беллини не придавал большого значения оркестровому колориту и симфоническому развитию. Однако, несмотря на это, композитор сумел поднять итальянскую лирико-драматическую оперу на новый художественный уровень, во многом предвосхитив достижения Дж. Верди и итальянских веристов. В фойе миланского театра Ла Скала стоит мраморная фигура Беллини, на его родине, в Катании, оперный театр носит имя композитора. Но главный памятник себе создал сам композитор — им стали его чудесные оперы, которые и по сей день не сходят со сцен многих музыкальных театров мира.

И. Ветлицына


Сын Розарио Беллини, руководителя капеллы и учителя музыки в аристократических семействах города, Винченцо закончил Неаполитанскую консерваторию «Сан-Себастьяно», став её стипендиатом (его учителями были Фурно, Тритто, Цингарелли). В консерватории он знакомится с Меркаданте (своим будущим большим другом) и Флоримо (своим будущим биографом). В 1825 году по окончании курса представляет оперу «Адельсон и Сальвини». Не сходившая со сцены в течение года, опера понравилась Россини. В 1827 году в миланском театре «Ла Скала» успех ожидал оперу Беллини «Пират». В 1828 году в Генуе композитор знакомится с Джудиттой Канту из Турина: их связь будет длиться до 1833 года. Прославленного композитора окружает большое число поклонниц, среди которых Джудитта Гризи и Джудитта Паста, его великие исполнительницы. В Лондоне вновь с успехом были поставлены «Сомнамбула» и «Норма» с участием Малибран. В Париже композитора поддерживает Россини, который даёт ему множество советов во время сочинения оперы «Пуритане», принятой необычайно восторженно в 1835 году.

С самого начала Беллини сумел почувствовать то, что составляет его особую оригинальность: ученический опыт «Адельсон и Сальвини» дал не только радость первого успеха, но и возможность использовать многие страницы оперы в последующих музыкальных драмах («Бьянка и Фернандо», «Пират», «Чужестранка», «Капулетти и Монтекки»). В опере «Бьянка и Фернандо» (имя героя было изменено на Джердандо, чтобы не оскорблять короля из династии Бурбонов) стиль, ещё находящийся под влиянием Россини, уже смог обеспечить разнообразное сочетание слова и музыки, их нежное, чистое и непринуждённое согласие, которым отмечены и удачные речетативы. Широкое дыхание арий, конструктивная основа многих сцен однотипной структуры (например, финала первого действия), усиливающих по мере вступления голосов мелодическое напряжение, свидетельствовали о подлинном вдохновении, уже могучем и способном одушевить музыкальную ткань.

В «Пирате» музыкальный язык становится глубже. Написанная на основе романтической трагедии Мэтьюрина, известного представителя «литературы ужасов», опера была поставлена с триумфом и укрепила реформаторские тенденции Беллини, проявившиеся в отказе от сухого речетатива с арией, которая была полностью или в значительной мере освобождена от обычной орнаментики и разнообразно разветвлялась, изображая безумие героини Имоджены, так что даже вокализы были подчинены требованиям изображения страдания. Наряду с партией сопрано, начинающей ряд знаменитых «безумных арий», следует отметить и другое важное достижение этой оперы: рождение героя-тенора (в его роли выступал Джованни Баттиста Рубини), честного, красивого, несчастного, мужественного и загадочного. Как пишет Франческо Пастура, страстный поклонник и исследователь творчества композитора, «Беллини принялся за сочинение музыки оперы с усердием человека, который знает, что от его работы зависит его будущее. Несомненно, что с этого времени он начал действовать по системе, о которой поведал впоследствии своему другу из Палермо Агостино Галло. Композитор заучивал стихи наизусть и, запершись в своей комнате, громко декламировал их, „стараясь перевоплотиться в персонажа, который произносит эти слова“. Декламируя, Беллини внимательно слушал себя; различные изменения интонации постепенно превращались в музыкальные ноты...» После убедительного успеха «Пирата», обогащённый опытом и сильный не только своим мастерством, но и мастерством либреттиста — Романи, внёсшим свой вклад в либретто, Беллини представил в Генуе переделку «Бьянки и Фернандо» и подписал новый контракт с «Ла Скала»; прежде чем ознакомиться с новым либретто, он записал некоторые мотивы в надежде затем «эффектно» развить их в опере. На сей раз выбор пал на роман Прево д’Арленкура «Чужестранка», переделанный Дж. К. Козенцей в драму, которая была поставлена в 1827 году.

Опера Беллини, поставленная на сцене знаменитого миланского театра, была принята с восторгом, показалась выше «Пирата» и вызвала длительную полемику по вопросу о драматической музыке, напевной декламации или декламационном пении в их отношении к традиционной структуре, державшейся на более чистых формах. Критик газеты «Альгемайне музикалише цайтунг» увидел в «Чужестранке» тонко воссозданную немецкую атмосферу, и это наблюдение подтверждает современная критика, подчёркивая близость оперы романтизму «Вольного стрелка»: эта близость проявляется и в загадочности главной героини, и в изображении связи человека с природой, и в использовании мотивов-реминисценций, служащих намерению композитора «сделать сюжетную нить всегда ощутимой и последовательной» (Липпман). Акцентированное произнесение слогов при широком дыхании порождает ариозные формы, отдельные номера растворяются в диалогических мелодиях, создающих непрерывный поток, «до чрезмерности мелодическую» последовательность (Камби). В целом есть что-то экспериментальное, нордическое, позднеклассическое, близкое по «тону к офорту, отливающему медью и серебром» (Тинтори).

После успехов опер «Капулетти и Монтекки», «Сомнамбула» и «Норма», несомненный провал ожидал в 1833 году оперу «Беатриче ди Тенда» по трагедии кремонского романтика К. Т. Фореса. Отметим по меньшей мере две причины неудачи: поспешность в работе и очень мрачный сюжет. Беллини обвинил либреттиста Романи, который в ответ обрушился с упрёками на композитора, что привело к разрыву между ними. Опера, между тем, не заслуживала такого возмущения, так как обладает немалыми достоинствами. Ансамбли и хоры отличаются великолепной фактурой, а сольные партии — обычной красотой рисунка. В какой-то мере она подготавливает следующую оперу — «Пуритане», помимо того что является одним из наиболее ярких предвосхищений стиля Верди.

В заключении приведём слова Бруно Кальи — они относятся к «Сомнамбуле», но значение их гораздо шире и приложимо ко всему творчеству композитора: «Беллини мечтал стать преемником Россини и не скрывал этого в своих письмах. Но он осознавал, как трудно приблизиться к сложной и развитой форме произведений позднего Россини. Гораздо более искушённый, чем принято его представлять, Беллини уже во время встречи с Россини в 1829 году увидел всю разделяющую их дистанцию и написал: „Я буду впредь сочинять самостоятельно, основываясь на здравом смысле, так как в пылу юности достаточно экспериментировал“. Эта непростая фраза всё же ясно говорит об отказе от изысканности Россини ради так называемого „здравого смысла“, то есть большей простоты формы».

Г. Маркези


Оперы:

«Адельсон и Сальвини» (1825, 1826-27)
«Бьянка и Джернандо» (1826, под названием «Бьянка и Фернандо», 1828)
«Пират» (1827)
«Чужестранка» (1829)
«Заира» (1829)
«Капулетти и Монтекки» (1830)
«Сомнамбула» (1831)
«Норма» (1831)
«Беатриче ди Тенда» (1833)
«Пуритане» (1835)

реклама

вам может быть интересно

Произведения

Публикации

«Норма» вне нормативов (operanews.ru) 17.11.2013 в 17:01
Пуританское великолепие (operanews.ru) 18.11.2012 в 20:24

Главы из книг

Записи

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»

смотрите также

Реклама