«Турандот» на две трети

Последняя опера Пуччини в Мариинке

«Турандот» в Мариинском театре

Периодически Мариинский театр проверяет представителей прессы на прочность. Например, получаешь входной без места и стоишь по струнке часа два, три, четыре, обретая счастливую возможность увидеть две трети сцены, только когда вытянешь шею и поднимешься на цыпочки. И вот ежели даже в таком состоянии критик способен воспринимать искусство, видимо, тот критик и есть настоящий, или искусство настоящее...

Справедливости ради — сам спектакль причин для раздражения не давал. «Турандот» — вполне красивый, стильный театральный вариант последней оперы Пуччини. Не скажу, что французские постановщики — режиссер Шарль Рубо, сценограф Изабель Парсьо-Пьери и художник по костюмам Катя Дениз Дюфло предлагали что-то нетрадиционное, стремились разыграть собственный сверхсюжет и действовали с позиций сильной авторской воли. Нет. Они уважительно следовали за музыкой, строя статичные мизансцены, и давали возможность насладиться знаменитыми пуччиниевскими мелодиями сполна, без отвлечений на сценические эффекты.

Эффектов было в меру и носили они скорее декоративный, нежели смысловой характер — образ озерных голубых вод, цветов лотоса, изображаемых массовкой, импровизированные носилки, на которых уплывали со сцены советник, прорицатель и повар... Массовые сцены решались условно-обобщенно, на единых синхронных движениях, что придавало сценическому действию музыкальность, ритмическую упорядоченность. В своем ритме осуществлялись и движения поворотного круга с рискованным градусом наклона в одну сторону, то возносящего героев на высшую точку, то опускающего их в «глубины земли».

В оформлении постановщики использовали приглушенные, темные тона, избежав кричащей пышности, излишества мишурного блеска и буйства красок, чреватого пестротой. Напротив, цветовая гамма напомнила мне тона расписанных стен китайского дворца в Ораниенбауме — коричневый, серый, черный с редким вкраплением пурпурного. Резкий контраст составляло лишь платье Турандот — ослепительно белое... Заключительный аккорд — появление светящегося зеленого дракона на черном фоне, составленного из отдельных частей, как в гигантской мозаике. Что создало чуть ироничный эффект сказочности происходящего.

Зрительский успех спектакль имел нешуточный, овациям не было конца. Во многом, конечно, благодаря исполнению. Услышать Владимира Галузина в партии Калафа удается не каждому. И удастся ли когда еще... Репутацию одного из лучших исполнителей этой партии в мире Галузин в Петербурге подтвердил с блеском. И если прибавить неотразимое галузинское обаяние, то становится понятно, что ради одного этого ставить «Турандот» стоило.

Определенные успехи для себя сделала исполнительница заглавной роли Ирина Гордей. Пестрого, неровного звука было меньше, чем обычно. Может быть, певице и в дальнейшем удастся технически усовершенствовать тот богатый голосовой материал, который дан ей природой. Не без погрешностей выступила Ирма Гиголашвили — Лиу. Но в целом работа молодой певицы оставляет благоприятное впечатление — учитывая и то, что она пела лучше в спектакле в Выборге, который был чем-то вроде генеральной репетиции (второй после «Бориса Годунова», показанного на «Белых ночах», опыт освоения Мариинским театром открытой площадки Выборгского замка).

Спектакль был мизансценически схож с тем, что прошел в театре. Отличие — естественное оформление и другие костюмы. Но как раз выборгский вариант показался менее стильным, с явными погрешностями вкуса (режиссер Иркин Габитов, художник Вячеслав Окунев). Турандот пела Лариса Шевченко — качественно и к тому же с мощной драматической энергией. Зато Калаф не удался Юрию Алексееву, можно сказать, от первой до последней ноты.

Оркестр Валерия Гергиева в Выборге зазвучал стройнее ближе к концу спектакля и даже заглушил гром салюта, эффектно завершивший показ «Турандот» на открытом воздухе. Зато в день премьеры в родных стенах придраться уже было не к чему. Гергиев ухитрялся соблюдать звуковой баланс со сценой, не умаляя звука, но позволяя при этом певцам перекрывать оркестр. А уж кульминация в финале казалась бесконечной и по силе нарастания прорывалась прямо-таки в космические пространства. Как это ему удается?!

Проведя месячный марафон фестиваля «Звезды белых ночей», Мариинский театр обрел второе дыхание — показал очередную премьеру. Но этим не ограничился — впереди еще одна новая работа. В середине августа ожидается сценическая версия «Евгения Онегина», над которой также, как и над «Турандот», трудится французская постановочная бригада...

Елена Третьякова

Тип
Раздел
Театры и фестивали
Персоналии
Произведения

реклама

рекомендуем

Театральное бюро путешествий «Бинокль»


смотрите также

Реклама