Концертная программа Зальцбургского Пасхального фестиваля 2019

Концерт Мариса Янсонса

Одним из главных событий Пасхального фестиваля стало вручение музыкальной премии Караяна маэстро Марису Янсонсу. Выдающийся мастер современного дирижёрского искусства, Марис Янсонс дал в Зальцбурге два концерта, в программе которых была «Военная» (100-я) симфония Йозефа Гайдна и 4-я симфония Малера.

100-я симфония принадлежит к циклу Лондонских симфоний, написанных Гайдном в период своих триумфальных гастролей в Лондоне, куда композитор дважды приезжал по приглашению скрипача и музыкального менеджера Иоганна Петера Саломона, который дал одинаковые названия 41-й симфонии Моцарта и 90-й симфонии Гайдна. Имеет ли И.-П. Саломон какое-либо отношение к названию 100-й симфонии, которой он дирижировал на премьере 31 марта 1794 г., сказать сложно. Во всяком случае, ничего военного в симфонии нет. Более того, в её стилистике, отличающейся пёстрыми вариациями, скорее можно услышать ностальгическое умиление, чем милитаристские пейзажи.

Вполне возможно, что разгадка названия кроется в знаменитых гайдновских сфорцандо (в мажорном Allegretto) — резких динамических акцентах, создаваемых тарелками, литаврами и трубой. Интересно, что как раз эта часть, возможно, и давшая название симфонии, была написана намного раньше остальных трёх её частей и совершенно по другому поводу. Но именно эта часть симфонии в исполнении Саксонской государственной капеллы под управлением маэстро Янсонса была отмечена строгой чеканной мощью, на фоне которой менуэт третьей части симфонии прозвучал с особым «кружевным» изяществом, а финальное «presto» было исполнено с игривой лёгкостью и блеском.

Без особых оговорок четвёртую часть 100-й симфонии Гайдна можно назвать своеобразным мостиком к 4-й симфонии Г. Малера, которую одни критики, как известно, называют «кукольной комедией в слезах», другие же — «приземлённо-божественным карнавалом». Работа над этим произведением действительно захватила Малера, планировавшего сделать из него всего лишь юмореску, но, как говорится, увлёкся настолько, что даже современная музыковедческая мысль не в состоянии смириться с мажорным сиянием этого сказочного полотна композитора и настойчиво пытается приписать 4-й симфонии «скрытый трагизм», напрочь в ней отсутствующий. Характерно в этой связи, что единственный козырь подобной интерпретации этой музыки — III часть симфонии — у дрезденских музыкантов под управлением маэстро Янсонса прозвучала настоящим лучезарным откровением, исполненным грандиозного радостного сияния.

В IV части симфонии несложно увидеть символ возвращения в детство как единственный путь к райскому блаженству. Сборник народных песенок «Волшебный рог мальчика», изданный в 1806-1808 гг. Арнимом и Брентано, был настольной книгой композитора, из этого же сборника выросли и знаменитые сказки братьев Гримм, отсюда же был взят текст «Райской жизни», ставший программной квинтэссенцией 4-й симфонии Малера.

Швейцарская сопрано Регула Мюлеман исполнила эту песню с подростковой хрупкостью мерцающего на переходах звука.

Хоровой концерт. Кристоф Эшенбах

Вторым по значению мероприятием стал хоровой концерт, в программе которого прозвучала полуторачасовая «Stabat Mater» Антонина Дворжака (1876).

Текст этой средневековой секвенции повествует о страданиях Богоматери у подножия креста на Голгофе и состоит из двух частей — из собственно нарратива, призывающего к сочувствию материнскому горю, и обращения к Богоматери абстрактного грешника, осознавшего значение Христовой жертвы и пытающегося примерить на себя страдания Спасителя.

К сожалению, формат концертной рецензии не позволяет углубиться в каноническую природу первоисточника, как известно, запрещённого Тридентским собором в 1545 г. (собором, с которого началась контрреформация, наиважнейшим следствием которой для истории искусства стало возникновение барокко), поэтому отмечу лишь, что А. Дворжаку, который в процессе создания своей оратории переживал гибель новорожденной дочери, совершенно непостижимым образом удалось придать истерическому пафосу средневекового текста торжественную взвешенность, трогательную эмоциональность и земную, одухотворённую красоту.

Если вспомнить всех скульптурных Страдальцев (Schmerzmann) позднего Средневековья с выдранным кусками плоти и струями крови или даже пафос той же второй части «Stabat Mater» «Fac, ut portem Christi mortem, passionis fac consortem, et plagas recolere» («дай мне убиться и настрадаться»), то переоценить работу Дворжака по гуманизации этого кровожадного материала совершенно невозможно: это стоический подвиг гения во славу жизни и здравого смысла. Так, сдержанно и величественно, без трагического надрыва звучит в версии композитора квартет «Quis est homo, qui non fleret», а упомянутая выше «Fac, ut portem» погружает не в истерический экстаз, в драматическую медитацию (несколько фраз из этой части спустя столетие мы услышим в музыке Геннадия Гладкова к к/ф М. Захарова «Убить дракона» (1988) — «Песня актёров»). Неслучайно именно «Stabat Mater» стала самым любимым и популярным хоровым произведением среди профессиональных музыкантов и принесла Дворжаку всемирную известность.

Перед тем, как исполнить это фантастическое полотно на Пасхальном фестивале Саксонская государственная капелла под управлением Кристофа Эшенбаха с тем же практически составом солистов (кроме Павола Бреслика, который не смог принять участие в фестивале) представила свою интерпретацию в Дрездене. Графическая очерченность фраз отличали это прочтение, хор Баварского радио был монолитен и строг, ансамбль солистов стилистически пёстр.

Сопрано Венеры Гимадиевой прозвучало живо и современно; в голосе певицы слышались эмоции девушки, переживающей трагедию двухтысячелетней давности сегодня, в XXI веке. Меццо Элизабет Кульман, напротив, звучала с потусторонней отрешённостью. Тенор Томислова Можека, заменившего на Пасхальном фестивале заболевшего Павола Бреслика, был мягок и тих. Глубоко и осознанно прозвучала партия баса в исполнении Рене Папе.

В целом эта интерпретация, несмотря на всю свою отточенную безупречность, показалась мне некоторым насилием над замыслом композитора: слишком строго всё звучало и слишком траурно.

«Концерт для Зальцбурга»

Единственным не повторяющимся мероприятием Пасхального фестиваля является «Концерт для Зальцбурга» (остальные концерты и спектакли исполняются дважды). Традиция этих подарков городу (цены на эти концерты ниже обычных раза в 2,5) принадлежит художественному руководителю фестиваля Кристиану Тилеману, но поскольку программы этих концертов, как правило, состоят из произведений, самому маэстро Тилеману мало интересных, услышать и увидеть дирижёра неимущим горожанам удаётся не всегда. Не удалось им это и в этом году: программой из клавирных концертов Баха без клавира (в струнной транскрипции) и концертной симфонией Моцарта для скрипки и альта (KV 364) руководил Франк Петер Циммерман.

Как скрипач Ф.-П. Циммерман начал свою концертную карьеру в 10 лет, ему посвящен концерт австралийского композитора и альтиста Бретта Динна, иными словами, специально представлять не нужно. В первом отделении «Концерта для Зальцбурга» Циммерман принял участие в исполнении клавирных концертов Баха в струнной транскрипции (BWV 1055, 1060, 1056) и Концерта для двух скрипок, струнных и бассо континуо (BWV 1043), вторая часть которой будто растворялась в необъяснимой гипнотической красоте, создаваемой музыкантом. Настоящим открытием для меня стал ля-мажорный Концерт для скрипки, струнных и бассо континуо (BWV 1055): в такой бриллиантовой огранке, в таком технически совершенном исполнении я эту музыку никогда не слышал, это было новое знакомство с давно известным.

Одно из последних произведений Моцарта, написанных композитором в родном Зальцбурге перед эмиграцией в соседнюю Австрию, Концертная симфония для скрипки и альта с оркестром (1779) является своеобразным приношением альту, статус которого впервые уравнен в этом произведении с «королевским» статусом скрипки. Это одно из немногих произведений, все сольные каденции в котором написаны самим Моцартом. Игривую лёгкость этой музыки с озорной несерьёзностью, но при этом с тончайшим филигранным мастерством передали альтист Антуан Таместит, Серж Циммерман и резидентный оркестр фестиваля под управлением самого Ф.-П. Циммермана.

* * *

Весной 2020 г. Пасхальный фестиваль представит оперу Верди «Дон Карлос» с И. Абдразаковым, Ю. Эйвазовым, Ф. Вассало, А. Хартерос и Е. Семенчук в главных партиях (за пультом, конечно, маэстро Тилеман), а концертная программа будет включать фортепианные концерты Бетховена в исполнении Рудольфа Бухбиндера, мировую премьеру «Гнева Божьего» Софьи Губайдулиной, которая была перенесена с этого года на будущий в связи с чрезмерной сложностью для её оперативного разучивания, 10-ю симфонию Малера (дирижер Даниэль Хардинг) и Песни Гурре А. Шёнберга. Подробная информация — на сайте фестиваля.

Фото: Matthias Creutziger

реклама

вам может быть интересно

Рояль — в прошлом Классическая музыка
«Духовной жаждою томим…» Классическая музыка